Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
к началу раздела Литературная критика
к содержанию текущего раздела

Яблоков Евгений Александрович
Роман Александра Грина "Блистающий мир"

Литературная критика романа "Блистающий мир". Глава 5 (часть 4)

И всё же, несмотря на противопоставление "вещественных" и "духовных" крыльев, в финале романа Евтихий во сне видит Леонардо в образе, в котором слиты черты "птицеподобного" святого и верховного бога-громовника:

"...Иоанн Предтеча, с такими же тонкими руками и ногами, длинными, как у журавля, с такими же белыми исполинскими крыльями, как на иконе, но с другим лицом: по оголённому лбу с упрямыми морщинами, по щетинистым бровям, длинной седой бороде и седым волосам узнал Евтихий запечатлевшееся в памяти его лицо старика, похожего на Илью-пророка, который два года назад приходил к нему в мастерскую, — лицо Леонардо да Винчи, изобретателя человеческих крыльев" (там же, с. 627).

--

Физический полёт в романе Мережковского выступает символом полёта духовного. Недаром в течение всей жизни Леонардо "сопутствует" ещё одна птица — ласточка, мифическая посредница между земным и потусторонним мирами (МНМ, т. 2, с. 39; СД, т. 3, с. 85), воплощение души героя. Вначале Леонардо пытается построить аппарат с четырьмя машущими крыльями — похожий скорее на летучую мышь, нежели на птицу; но именно при виде ласточки его планы меняются: "Ласточка взвилась и потонула к небе с радостным криком.

"Как легко, как просто!" — подумал он, проводив её завистливым, печальным взором" (Мережковский 1990, с. 41-42).

Эта птица становится "образцом" в работе над новым устройством:

"Меткий камышовый остов крыльев, обтянутый тафтою, подобно перепонке, напоминал не летучую мышь, как прежняя машина, а исполинскую ласточку. <...> На этот раз Леонардо решил как можно ближе следовать строению тел пернатых, в котором сама природа дает человеку образец летательной машины. Он всё ещё надеялся разложить чудо полёта на законы механики. По-видимому, всё, что можно было знать, — он знал, и, однако, чувствовал, что есть в полёте тайна, ни на какие законы механики не разложимая. Опять, как в прежних попытках, подходил к тому, что отделяет создание природы от дела рук человеческих, строение живого тела от мёртвой машины, и ему казалось, что он стремится к невозможному (там же, с. 314).

Подражая ласточке, он фактически стремится "воплотить" духовную сущность бытия. И закономерно, что в конце романа именно ласточка, выпущенная на волю после смерти Леонардо (там же, с. 617), предстаёт символом его "летучей" души.

назад-далее

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2020 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)