Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
к началу раздела Литературная критика
к содержанию текущего раздела

Яблоков Евгений Александрович
Роман Александра Грина "Блистающий мир"

Литературная критика романа "Блистающий мир". Глава 4 (часть 1)

Образ Наполеона по-своему связан и с центральной темой "БМ". Вспомним, что в 1909 г. Грином был создан рассказ "Воздушный корабль" (фамилия героя рассказа — Степанов — звучит как "автобиографическая", тем более что она использовалась Грином в качестве псевдонима, например, при публикации рассказов в журнале "20-й век"), в котором центральное место занимает исполнение романса на одноименное стихотворение Лермонтова (74) и развивается коллизия мнимого и истинного "полёта".

Вместе с тем, как отмечает Е. Пульхритудова, "Воздушный корабль" выделяет среди других стихотворений наполеоновского цикла авторское противостояние стереотипам наполеоновского мифа, стремление разглядеть за романтическим обликом Наполеона живое, пронзенное одиночеством человеческое сердце. <...> "Муж рока" трансформируется в заключительных строфах баллады в жертву "превратной судьбы", в глубоко страдающего человека, жаждущего тепла и сочувствия" (ЛЭ 1981, с. 91).


Один из персонажей рассказа, некий беллетрист, велеречиво провозглашает себя и присутствующих частью "крылатой северной породы людей" (1, 179): "...мы — люди полуночной страны и полночных переживаний. Люди реальных снов, грёз и мифов. <...> ...мы, северяне, люди крыльев, крылатых слов и порывов, крылатого мозга и крылатых сердец. Мы — прообраз грядущего" (1, I /8).

Подтекстная ирония автора особенно заметна с учётом коллизии "севера" и "юга" в стихотворной миниатюре Гейне-Лермонтова, которая неоднократно упоминается и цитируется в гриновских текстах, причём не всегда в "оригинальном" виде. Так, фельетон "Волдырь, или Добрый Папа" завершается обращением героя-рассказчика к портрету К. Маркса: "Ты сделал ошибку. Тебе следовало написать пятый том, в котором, со свойственной тебе глубиной анализа, мог ты всеподробно исследовать коротенькое стихотворение великого твоего земляка г-на гражданина Г. Гейне:
 

--

"На берегах тенистого Ганга, среди лотосов и пальм, живут прекрасные, стройные люди с глазами оленей; они славят солнце и жизнь. А в Эскимосии, у маленького костра, сидят визгливые, неопрятные люди, и варят рыбу, и кричат, как козлы" (Грин 19176, с. 6). "Переработанный" лермонтовский перевод стихотворения Гейне (с досочиненной третьей строфой) звучит в рассказе "Фанданго" (5, 451, 484).

Антитезой этому фальшивому "полёту" предстает воскресший в звучащем романсе "воздушный корабль" с единственным "пассажиром". Образ "стихийной, трагической жизни царственно погибшего человека" (1, 180) обретает большую реальность и высший смысл, нежели "плоская равнина жизни" (1, 181) современных людей; и когда после романса зажигается электричество, в его свете лицо реального человека кажется "лицом маленькой твари, сожжённой бесплодной мечтой о силе и красоте" (1, 181).

В очерке 1917 г. "Вокруг развалин" Грин, в частности, пишет, что с детства испытывал интерес к Наполеону, воспетому Лермонтовым в стихотворении "Воздушный корабль", которое называет "произведением высокого искусства — о личности" (Грин 1917а, с. 10).

Кстати, по контрасту к образу "летящего" Наполеона звучит мотив, явно предвосхищающий "БМ": состояние главного героя рассказа, слушающего романс, сравнивается со "смешным и трогательным волнением гуся, когда из-за досок птичника слышит он падающее с высоты курлыканье перелётных бродяг, бежит, хромая, и валится на распластанные, ожиревшие крылья в осеннюю, больную траву" (1, 180).

Ср. впечатление Друда от реакции Руны на его полет в цирке: "Единственным утешением были поднятые вверх с криком победы руки неизвестной женщины; и он вспомнил стадо домашних гусей, гогочущих, завидя диких своих братьев, летящих под облаками: один гусь, вытянув шею и судорожно хлеща крыльями, запросился, — тоже, — наверх, но жир удержал его" (3, 84).

назад-далее

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)