Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
к началу раздела Литературная критика
к содержанию текущего раздела

Яблоков Евгений Александрович
Роман Александра Грина "Блистающий мир"

Литературная критика романа "Блистающий мир". Глава 2 (часть 5)

Прямые аналогии с Симоном магом возникают в романе "Воскресшие боги" в связи с Леонардо. Ср. диалог его недоброжелателей: "— Машину, говорят, изобрёл, чтобы по воздуху летать на птичьих крыльях <...> — Древний крылатый змий Велиар восстаёт на Бога <...> — Симон Волхв тоже поднялся на воздух, но был низвержен апостолом Павлом <...> — По морю ходит как посуху <...> "Господь, мол, ходил по воде, и я пойду", — вот как богохульствует! — В стеклянном колоколе на дно моря опускается <...> — И, братцы, не верьте! На что ему колокол? Обернётся рыбой и плавает, обернётся птицей и летает!" (Мережковский 1990, с. 133-134).

Отметим также, что в период работы Грина над "БМ" в альманахе "Стрелец" (1922. № 3) были опубликованы главы из романа М. Кузмина "Римские чудеса", героем которого является Симон маг. Ср. одну из первых фраз этого текста: "Звезда смотрела на Рим, будто в других местах её не было" (Кузмин 1994, с. 684).

Кроме того, образ света, олицетворяемого Друдом — обитателем "страны Цветущих Лучей" (3, 114), привносит "люциферианские" коннотации (ср.: "...Сам сатана принимает вид ангела света" [2 Кор 11: 14]). Взлетевший "со дна" циркового амфитеатра герой предстает словно бы освободившимся Люцифером (в "Божественной Комедии" Люцифер, врезавшийся в землю после падения с небес, торчит в самом низу воронкообразного ада [Данте 1992, с. 172-174]).

Но, разумеется, образ света в "БМ" несёт прежде всего положительную оценку. Примечательно, что среди музыкальных пьес, исполняемых Стеббсом и Друдом, особое внимание уделено песне "Сайта-Лючия" — даже цитируются два её куплета (3, 135). Св. Лючия ("светлая") предстает, так сказать, покровительницей "страны Цветущих Лучей".

Вновь обратившись к поэме Данте, можно вспомнить, что во второй песне "Ада" именно св. Лючия посылает Беатриче на помощь герою-рассказчику (Данте 1992, с. 13-15). В романе "Воскресшие боги" Леонардо, вспоминая детство, думает о своей бабушке Лучии — "Мона Лучиа любила и баловала внука" (Мережковский 1990, с. 353,361).

Связанная с главным героем "БМ" тема "соблазна" подкрепляется и перекличками с "Фаустом" (кстати, основой средневековой легенды о Фаусте послужила легенда о Симоне маге). Прямую реминисценцию вводит реплика Дауговета, узнавшего о побеге Друда: "Погреб Ауэрбаха" (3, 119).

--

Действительно, "соблазнение" тюремного часового напоминает происки Мефистофеля, который, пародируя одно из евангельских чудес, угощает гуляк мнимым вином, после чего погружает их в гипнотический или наркотический сон, а сам улетает в дверь (Гёте 1960, с. 134-138).

Подобно этому Друд за дверью камеры рисует для часового словесную "картину", которая в своей убедительности близка к физической реальности. "Ровный, мягко овладевающий широко раскрывшей глаза душой голос узника" (3, 116) производит воздействие сродни гипнозу, и часовой характеризует своё собственное состояние так: "Это я очарован" (3, 117).

Именно "соблазн" помогает герою спастись. Сопоставим опубликованный в 1924 г. рассказ Грина "Бродяга и начальник тюрьмы", в котором заключённый буквально усыпляет тюремщика разговорами о рыбалке и убегает (4, 217-218).

Исследователями отмечено, что среди литературных произведений, составляющих реминисцентный "фон" гриновского романа, важнейшее место занимает "Демон" (Кобзев 1983, с. 29); пожалуй, имеет смысл говорить о связях не только с собственно поэмой М. Лермонтова, но и с оперой А. Рубинштейна и картинами М. Врубеля.

Соответствующий намёк звучит уже в начале "БМ" — один из зрителей, выйдя из цирка, говорит: "Я видел, как в человека вселился демон и поднял его на воздух" (3, 88). Друда роднит с Демоном чувство одиночества: "Он ждал дня выступления с улыбкой и грустью — безотчётной грустью горца, взирающего с вершины на обширные туманы низин, куда не долетит звук" (3, 84); герой мечтает о "восхищённом хоре" тех, то хотел бы последовать за ним, однако подобная перспектива названа "невозможной вещью" (3, 84).

назад-далее

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)