Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
к началу раздела Литературная критика
к содержанию текущего раздела

Яблоков Евгений Александрович
Роман Александра Грина "Блистающий мир"

Литературная критика романа "Блистающий мир". Глава 2 (часть 4)

В апокрифических христианских текстах рассказывается, что Симон маг умел невредимым выходить из огня, освобождаться из оков, летать по воздуху и даже воскрешать мертвых. По версии христианского романа III в. "Римские деяния", колдун, вознамерившийся полететь и тем самым имитировать вознесение, погиб, разбившись о камни32. "Мотив самозванства, фальшивого притязания на уподобление Христу присутствует и в самой ранней версии легенды о кончине чародея <...>, по которой Симон маг приказывает зарыть себя заживо в землю, обещая воскреснуть на третий день.

Ср. кульминационный эпизод рассказа "Испытание в Лиссе", где полёт авиатора Картрефа обрывается из-за того, что в воздухе рядом с машиной пилот видит летящего человека (4, 449): гибель летчика выглядит как месть Картрефу (и в его лице — всему человечеству) за самонадеянность.

В рассказе "Тяжёлый воздух" грубой машине противопоставлена игрушка, летящая словно с помощью "духа": падая вместе с самолетом, охваченный страхом авиатор видит, как навстречу, будто в насмешку, легко поднимается в воздух "небольшой шар из разноцветной бумаги, теплясь и просвечивая изнутри огоньком восковой свечки" (3, 442).

Пародийно "профанный" образ механического приспособления для полёта возникает уже в начале "БМ", когда повествователь излагает циркулирующие слухи и сплетни по поводу выступления Друда: "...ссылались <...> на старинных фокусников, творивших чудеса, с продувной машинкой в подкладке <..> ...более всего склонялись к объяснению, <...> что приезжий грек изобрёл летательную машинку, которую можно держать в кармане; грек вылетел на улицу и упал, потому что в машинке сломался винт" (3, 86-87).

Вместе с тем в написанном параллельно с завершением "БМ" рассказе "Русалки воздуха" Грин создает образ авиатора хотя и погибающего, но в своём падении как бы перерождающегося к иному бытию. Характерно имя героя — Раймонд Люкс, в котором слово "рай" сочетается с фр. monde "мир" и лат. lux "снег".

--

Пилот летит над горой Понмаль (фр. pont — "мост", mal — "зло, вред"), окружённый множеством "воздушных русалок": "Как стаи, кружащиеся спиралью, охватившей полнеба, — перед ним и вокруг него метались бесчисленные крылатые существа с синими волосами, нагие и нежно отчетливые, как те звуки, которые сопровождали это ослепительное движение. Он слышал пение, перестав слышать мотор. Оно наслаждало, не насыщая, и похищало всё, кроме жажды полного, неистового оглушения этой музыкой, надвигающей сладкую грезу".

Одно из таких существ оказывается за спиной Люкса, на заднем сиденье: "...синие женские глаза увидел он за собой, прекрасное и томительное лицо, полное обещания, и синие, как само небо, отлетевшие по ветру пышные кудри. Белая рука взмахнула перед ним, что-то указывая; прозвучал смех".

Смерть героя представлена как акт нового рождения и приобщения к тому миру, который олицетворяют "воздушные русалки", — тем более что здесь подчеркивается "живая душа" Люкса. Финал рассказа — эпизод гибели летательного аппарата: "Из него выпало скорченное, подобное заснувшему ребенку, тело, опередило аэроплан и, падая, мёртвым достигло земли. Казалось ему, что перед тем, как почувствовать задушившую его пустоту, кто-то кротко поцеловал его в ослепшие глаза; затем всё исчезло.

Не с мёртвой ли душой смотрим мы вверх? Но Люкс не был человек мёртвой души, поэтому, приняв в нежном поцелуе прощание со всем, чем был полон и жил, мог бы — воскресни он, — снова перелететь Понмаль, зная, что предстоит" (Грин 1923, с. 12).

Таким образом, Симон маг оказывается антагонистом не только апостола, но, в более глубоком смысле, и самого Христа, предтечей самозванца последних времен — антихриста" (МНМ, т. 2, с. 436; варианты легенды: Гностики 1997, с. 150-153; Жирмунский 1978, с. 260-261).

назад-далее

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)