Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
к началу раздела Литературная критика
к содержанию текущего раздела

Яблоков Евгений Александрович
Роман Александра Грина "Блистающий мир"

Литературная критика романа "Блистающий мир". Глава 1 (часть 4)

Различны и формы "профанной" реакции окружающих. Хотя топоним "Каперна" ассоциируется, в частности, со словом "капер". Капер - частное судно, занимавшееся до середины XIX в. в военное время с ведома своего правительства легальным пиратством — нападением на торговые суда противника и нейтральных стран, перевозившие грузы для воюющей страны. Этим словом назывался и владелец подобного судна.

В гриновском словоупотреблении слово "капер" синонимично слову "пират". О появившемся в виду порта капере упоминают персонажи рассказа "Корабли в Лиссе" (4, 236). Ср. также шутливую фразу Эгля, поймавшего игрушечную яхту Ассоль: "...я, в качестве берегового пирата, могу вручить тебе этот приз" (3, 14), В рассказе 1929 г. "Гнев отца" упоминается книга "Береговые пираты" (6, 122).

Однако жители этого населенного пункта не предпринимают никаких агрессивных действий в отношении корабля Грэя (его вид вызывает лишь панику). Как подчеркнул В. Ковский, топоним может быть возведен к названию евангельского Капернаума, которому Иисус предрек суровые испытания за гордыню (Матф 2: 23-24): "Появление снаряжённого Грэем алого корабля поистине вершит над неверием капернцев некий Страшный суд" (Ковский 1969, с. 87).

Е. Иваницкая усматривает в топониме "Каперна" соединение слов "Капернаум" и "скверна" (Иваницкая 1993, с. 55). Заметим также, что "капернаумами" во второй половине XIX в., да и позже, назывались "злачные места" — питейные заведения и трактиры (недаром, например, в романе Ф. Достоевского "Преступление и наказание" Соня, дочь пьяницы Мармеладова, снимает комнату в квартире Капернаумовых).

Кроме того, актуальны ассоциации со словом "каверна", несущим значение пустоты, полости; в основных европейских языках слово с соответствующим корнем означает "пещера"; ср. также фр. caverne de brigans — "разбойничье гнездо, вертеп, притон".

Что касается гриновского романа, то здесь "истинно-небывалое" вызывает ответ иного рода — от агрессивного противодействия до попыток упростить, "приземлить" явление, адаптировав его к традиционной парадигме.

--

Феерией именуется одно из знаменитых произведений литературы начала XX в. — пьеса М. Метерлинка "Синяя птица". Как известно, после постановки в МХТ в 1908 г. она стала значительным явлением русской культуры.

Реализованная в "Синей птице" мысль о том, что счастье заключается прежде всего в самом движении к счастью, близка мироощущению Грина. Обратим внимание и па известное сходство заглавий двух феерий: "Синяя птица" — "Алые паруса". Что касается романа "БМ", то он венчается образом птиц на "голубом пути" (3, 224), символизирующих, в частности, беспредельность движения.

Слово "феерия", ставшее жанровым подзаголовком "АП", восходит к слову "фея" (фр. feerie - fee). Музыкант Циммер говорит, что "в скрипке и виолончели всегда отдыхают феи" (3, 54). "Фейные" мотивы присутствуют и в "БМ". Характерно, например, впечатление Руны, смотрящей в глаза Друда: "Тогда <...> вдруг с убедительностью близкого крика глянули ей в лицо из страны райских цветов, разукрашенной ангелами и феями, — хором глаз, прекрасных и нежных" (3, 124).

О самой Руне Дауговет говорит, что та вполне достойна быть феей (3, 97, 99), — причем в данном случае имеет место как бы пародия на "АП", поскольку речь идет о "рукотворном чуде", явленном Руной (обретение редчайшей книги ценой отказа от судебной тяжбы).

Это "чудо" производит на Дауговета сильнейшее, потрясающее впечатление ("Боги! Землетрясение! Революция! Солнце упало на голову!" [3, 100]) — сродни тому безотчетному порыву, которому поддалась Руна при виде полета Друда. В данном случае подтверждается мысль, что в любом человеке — даже в олицетворенной государственной машине — живёт подспудная вера в чудесное: черствая душа министра как бы уравнена с душой девочки, которой рассказали сказку про корабль с алыми парусами. Сходный мотив звучит и в сцене визита коменданта тюрьмы — полагая, что деньги и драгоценности были подарены Руной, комендант говорит ей: "Это чудо, конечно, из ваших рук" (3, 121).

назад-далее

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2020 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)