Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
к содержанию книги - к началу раздела

Поэтика прозы Александра Грина

Глава 4.  Художественное время и пространство в прозе А. Грина
Часть 1.  Художественное пространство

Традиционная вертикаль

назад::далее

В начале романа Санди Пруэль, случайно услышав о дворце Золотой цепи, представляет себе уродливого человечка, "сходящего с крутой вершины по сундукам, окованным золотыми крепами. И Санди думает: "Почему ему так повезло? Почему?". Вот счастье по представлению молодого человека. Тогда Санди поставил богатство на верх вертикали. Благодаря золоту человек может обрести счастье. Но автор сюжетом опровергает это мнение: Ганувер среди богатства, чувствуя своё одиночество, серьезно болен; страдает Молли. Устами Дюрока Грин заключает: "Ни разница положений, ни состояние не должны стоять на пути и мешать. Надо верить тому, кого любишь... Нет ничего выше любви" [48, т. 4, с. 65]. Недаром золотая цепь брошена к ногам статуи, изображающей женщину.

Традиционная вертикаль (низ, середина, верх) присутствует и при изображении помещения. "Стены коридора, — пишет Грин, — были выложены снизу и до половины коричневым кафелем, пол серым и чёрным в шахматном порядке, а белый свод, как и остальная часть стен, блестел ... стёклами, покрывающими электрические лампы" [48, т. 4, с. 32].

Убедительным примером нижнего как отрицательного, страшного (тёмного) мира, является гигантский аквариум с огромными рыбами-чудовищами. Санди ярко описывает свое состояние: "Я так затрясся, мгновенно похолодев в муке и тоске от ужаса..., что грохнулся на колени, внутренне визжа, так как не сомневался, что провалюсь вниз" [48, т. 4, с. 33].

Бахтин указывает на тесную связь между героем и пространством. Есть ли у гриновского героя своё пространство? Естественно. Пространство Санди - это корабль и море. В стенах замка он чувствует себя чужим: "С трудом удерживался я от желания идти на носках — так я казался себе громок и неуместен в стенах таинственного дворца" [48, т. 4, с. 24]. Он сразу же ощутил нездоровую атмосферу, которая господствовала здесь: "Я ещё не переживал такой тишины — отстоявшейся, равнодушной и утомительной" [48, т. 4, с. 27].

Не удивительно, что в таком пространстве обречён Ганувер с его пылкой, как у Санди душой, душой романтической, жаждущей приключений. Он воплотил свою мечту в жизнь, но дворец обернулся для него клеткой. Автор не раз подмечает то "совершенно больные глаза", то бедное лицо, то больную улыбку героя. "Я теперь плохо вижу людей, — говорит Ганувер сам себе, — я внутренне утомлён". Дворец Золотой цепи принадлежит ему, но это не его пространство. Да и сам он объясняет это лишь удачей, случайностью, и признаёт, что "не принадлежит к светскому обществу". Ганувер измучен, и даже появление Молли не спасает его. Герой гибнет.

--

Но в романе есть персонажи, которые тянутся к этому пространству, так как оно соответствует их желанию, может удовлетворить их амбиции. По существу запутанные лабиринты замка — это символ их души. Санди запутывается в коридорах, как и в оценке сущности отрицательных персонажей. Дворец не принадлежит Дигэ, Галуэю, Томпсону, но он притягивает их, здесь они чувствуют себя на своем месте. Об этом и говорит Галуэй на торжестве, обращаясь к Гануверу: "Вам нужна была одна женщина... — Этель Мейер; в этом доме она как раз то, что требуется... Ваши деньги понеслись бы у нее в хвосте диким аллюром. Она знала бы, как завоевать самую беспощадную высоту. Из вас, ничтожества, умеющего только грезить.... она свила бы железный узел" [48, т. 4, с. 113].

Замок не является и пространством Молли. Когда она появляется в полночь, то Грин говорит о том, что "это была девушка на своём месте". В данном случае автор подразумевал не дворец, а близость к Гануверу. В действительности Молли так же, как и Ганувер, не смогла бы жить в замке. Это не её мир. Но и на Сигнальном Пустыре она не чувствует себя уверенно, свободно. По сути, там все отношения построены тоже на деньгах. Поэтому она и бежит оттуда.

Единственное пространство, где Молли хорошо - это природа. Сначала Санди и Дюрок видят её возле дома, где она колет орехи. Затем возле ручья её застаёт капитан Орсуна. И в первый, и во второй раз девушка стоит босиком. Это не случайная деталь. Этим подчёркивается в романе её близость природе. Молли так же проста, хороша и естественна, как весёлый ручей, высокие тенистые деревья, возле которых она отдыхает.

на верх страницы - к содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)