Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
к содержанию книги - к началу раздела

Поэтика прозы Александра Грина

Глава 4.  Художественное время и пространство в прозе А. Грина
Часть 1.  Художественное пространство

Неповторимый синтетический мир

назад::далее

Великому русскому ученому С. И. Вавилову принадлежат справедливые и проницательные слова: "И в наше время рядом с наукой, одновременно с картиной явлений, раскрытой и объяснённой новым естествознанием, продолжает бытовать мир представлений ребёнка и первобытного человека, и, намеренно или ненамеренно, подражающий им мир поэзии. В этот мир стоит иногда заглянуть, как в один из возможных источников научных гипотез. Он удивителен и сказочен; в этом мире между явлениями природы смело перекидываются мосты-связи, о которых иной раз наука и не
подозревает [23, с. 6].

И действительно, наряду с современными представлениями, существует другое восприятие мира, которое неотрывно от сегодняшних представлений. Истоки современного восприятия мира прочно базируются на архетипической символике прошедших и давно прошедших времён.

Кроме того, о наличии символического пласта в произведении нередко не подозревает и сам автор. Мифопоэтические представления о мире настолько глубоко сидят в нас, что писатель, не задумываясь, автоматически использует их. В эти моменты работает генетическая память, сохранившая символические представления о мире древнего человека. "Дело в том, - пишет М. Д. Ахундов, — что в истории культуры они (архаические взгляды) не исчезают бесследно, а в скрытой форме наличествуют в различных интеллектуальных построениях последующих эпох и культур в ожидании благоприятной ситуации для возрождения на новом витке познания" [13, с. 15].

А. Грин был одним из тех художников слова, которые активно использовали многомерный творческий опыт человечества. Он черпал свои познания, обогащал представления об окружающем мире из бесконечного множества культурных источников, начиная от самых отдаленных и кончая современными.

По словам В. Ковского, сказанным в докладе на XV Международной Гриновской конференции (2000 г.), круг чтения романтика А. Грина, его эстетические пристрастия невозможно себе ни представить, ни вообразить. Причём, отмечает исследователь, во всём этом всеядном" стремлении нельзя уловить ни какой-либо отчётливой системы, ни определённого порядка. Всё носило очень хаотичный характер, но именно это и устраивало больше всего писателя. В этом ошеломляющем по масштабам охвата культурном материале он отбирал средства для собственного эстетического строительства.

--

Создавая неповторимый синтетический мир, Грин намечает широкие пространственные параметры этого мира. И здесь он не столько "синтезатор", сколько сказочник, у которого действительность обладает вполне реалистическими приметами, т.е. теми, которые мы вкладываем в понятие категории реалистичности. "Гринландские" обстоятельства наделены всеми признаками, присущими реальному пространству со свойственной ему традиционной символикой. Поэтому гриновская пространственная символика нисколько не противоречит многовековому опыту человека.

В романах писатель продолжает развёртывание своего художественного пространства. Опыт работы с синтетическим миром позволил ему свободно привлекать разноплановые пространственные уровни, опираться как на современные пространственные представления, так и на древние, архетипические. В каждом из его романов наличествуют элементы того и другого. Но, пожалуй, ярче, чем в других крупных произведениях, предельные возможности гриновской манеры пространственно-временной организации художественного материала предстают в романе "Золотая
цепь" (1925), одном из наиболее своеобразных его произведений, которое, до сих пор остаётся совершенном неизученным, но которое помогает многое понять и уяснить в романтической поэтике писателя.

Герои романов Грина уже всецело действуют в условном пространстве, т.е. на самом деле не существующем. Создание такого пространства понадобилось автору для того, чтобы не ограничивать восприятие читателя конкретно-историческими и локально-бытовыми ассоциациями. Хотя нельзя забывать и о том, что в выдуманных Грином городах и рельефах узнаются всё же "некоторые оттенки" Севастополя, Феодосии, Ялты, Крыма в целом, а также элементы пейзажа средней полосы России.

Использовал Грин и архаические представления при построении своего художественного пространства.

на верх страницы - к содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)