Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
к содержанию книги - к началу раздела

Поэтика прозы Александра Грина

Глава 3. Мифопоэтичность и символичность творческого сознания писателя
Часть 1. Символ как творческая категория

Романтическая героиня Грина

назад::далее

Роман "Джесси и Моргиана" создавался зрелым художником, обладавшим достаточным опытом общения с крупной формой. Он прочно вписан в романную галерею автора и выполняет в этом ряду свою особую идейно-эстетическую функцию. Кроме того, это первое большое полотно романтика, в котором герой и героиня поменялись местами. Но героиня романа как бы продолжает дело "грэического" героя, т.е. центрального романтического героя в системе романов писателя, и успешно справляется с этой несколько необычной и новой для себя ролью.

Писатель не убоялся передать своё "главное" (Грин) женскому характеру, чем подчеркнул особую жизнеспособность открытого им человеческого типа. Всё это и сообщает роману то своеобразие, в котором следует усматривать не слабости, как это представляется В. Ковскому [147, с. 144] и В. Россельсу [222, с. 379], а, напротив, сильные его стороны и достоинства.

Если иметь ввиду общие закономерности создания характера у Грина, то женский романтический характер воссоздаётся аналогично грэическому герою. Генотип романтической героини писатель формирует в таких словах" "Она добра потому, что её свежесть душевная и большой запас нравственной силы есть дар другим, источаемый беспрерывно.., она может вызвать в человеке только всё лучшее, что у него есть" [308].

--

Высокая душевная доброта доминирует в каждом положительном женском образе Грина, начиная от Ассоль и кончая Харитой (незавершенный роман "Недотрога"). Но единство генотипа, как и в случае с грэическим героем, отнюдь не означает, как уже отмечалось, что героини Грина всего лишь "вариации одного образа". Мастерство художника и заключалось в том, что на базе идентичной "главной сути", общей символической ориентированности он мог воссоздавать разные человеческие характеры.

В этом плане и гриновские героини далеко не однообразны. Все они по-своему мыслящие, по-своему жизнерадостные и живые натуры, со своей манерой поведения, общения, речи; со своим вкусом, пристрастиями, внутренним эмоциональным складом; со своим поэтическим видением мира, со своей любовью, своими горестями, мечтами, темпераментами и т.д. У каждой из них неповторимая индивидуальная судьба.

Романтическая героиня Грина, подобно грэическому характеру, проходит последовательный путь развития. Но эта эволюция существенно отличается от эволюции центрального образа. Романтический герой не столько эволюционирует, сколько раскрывает себя. Героиня же с каждьм последующим романом писателя как бы переживает новую стадию духовного становления.

В этом смысле Джесси Тренган ("Джесси и Моргиана"), замыкающая гриновскую галерею женских характеров, находится на вершинной точке эволюции. Она прекрасна не только в своем "главном", в нерушимой верности ему, но, прежде всего, в своих человеческих приметах, в неповторимости характера, утонченности и обаянии своей поистине женской натуры.

С появлением романтической героини в роман писателя приходит любовь. Если классический романтизм усматривал в любви одну из форм бегстува от действительности и лишь в этом свете видел иные её ценности (силу, сближающую людей; силу, способную преобразовать человека, выпряммить или излечить от духовных недугов; силу, возвышающую человеческую душу), то Грин рассматривает любовь как вполне суверенную эстетическую категорию, содержащую в себе неограниченные возможности познания человеческой личности.

Любовь у Грина — это главный определитель духовной стоимости человека. В любовную коллизию вовлекаются герои разных нравственно-этических полюсов. В интимных взаимоотношениях они проявляют не только свои характеры, но и приходят в то решающее противоречие, которое обнажает их духовную несовместимость. Никакая иная категория не уполномочена у Грина решать проблему "главного", кроме любви.

Поэтому писатель и поднимает её превыше всего, превращая в символ подлинной человечности. Настоящая любовь, по Грину, всегда гуманна. Ей чуждо стремление "ограничивать» или «подчинять"... Полное признание внутреннего мира любимого человека, органическое доверие друг другу — вот краеугольная основа, на которой могут строиться взаимоотношения возлюбленных.

на верх страницы - к содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)