Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
к содержанию книги - к началу раздела

Поэтика прозы Александра Грина

Глава 3. Мифопоэтичность и символичность творческого сознания писателя
Часть 1. Символ как творческая категория

Облик гриновских героинь

назад::далее

Таким образом, в рамках первого периода творчества Грина (1906—1919) женщина как символ красоты находит предельно обобщенное решение. Чтобы стать художественным символом ей недоставало "единичного" начала, а мифологическое было означено "святым мрамором". С течением времени она начинает обретать отдельные, а затем и целокупные черты характера, которые позволяли ей всё больше и больше претендовать на самостность и непохожесть.

Правда, облик гриновских героинь носил на себе и такие общие романтические очертания, которые дали повод исследователю В. Ковскому утверждать, будто все героини Грина суть на одно лицо [147, с. 161]. Эта мысль справедлива только в одном плане: на облике героини ярко выделяется лишь один знак — она всегда сохраняет за собой право представлять прекрасное, т.е. сохраняет неизменный ореол символа красоты.

Именно это, очевидно, и сбило исследователя с толку. Он отказал гриновской женщине в праве на духовное движение. Он не обнаружил того, что поэтическая система Грина позволила писателю преодолеть статику женского характера и встать на путь последовательной индивидуализации её образа. В. Ковский не увидел того, что героиня Грина после "мраморного" периода стала заметно оживать, обретать черты живой реальной женщины, что писатель начал наделять её личностными качествами и приметами, создавать, наконец, индивидуализированные характеры. Со всей очевидностью это приходит в его творчество вместе с крупным прозашеским жанром, т.е. романом. Но первую такую откровенную художественную материализацию женщина как символ красоты переживет в феерии "Алаю паруса".

Впервые у Грина героиня проходит длительный путь формирования: от рождения зрелого (в гриновском понимании) возраста. По сюжету феерии отчетливо видно, как складывается судьба и характер Ассоль, её мироощущение, нравственные и этические представления, индивидуальнрая манера поведения. Она вызревает как неповторимая человеческая личность, как натура в высшей степени поэтичная. Асоль не будет похожа ни на одну из героинь романов писателя. У всех у них будут свои личностные приметы.

Вместе с тем Ассоль сохраняет за собой ореол символа красоты, более того, впервые у Грина расширяет его пределы. Теперь это не только символ визуальной красоты, но и ярко выраженный символ красоты духовной. Оба эти начала органично сочетаются в ней. Все портреты Ассоль (а их в феерии шесть) фиксируют именно эту двуединую красоту: "каждая черта Ассоль была выразительно легка и чиста, как полет ласточки", имя "музыкально, как свист стрелы" [47, т. 3, с. 13—14].

На лице девочки 6ыло написано "невольное ожидание прекрасного" [47, т. 3, с. 14]. Романтическая по складу души, Ассоль будто не замечала прозы жизни, она была сама поэзия: "Пока она шьёт (пример гриновского обытовления символа), посмотрим на неё поближе — во внутрь, — повествует Грин. В ней две девушки, две Ассоль, перемешанные в замечательной прекрасной неправильности. Одна была дочь матроса, ремесленника, мастерившего игрушки, другая — живое стихотворение, со всеми чудесами его созвучий и образов, с тайной соседства слов...". Нередко для неё всё, "что было вокруг, становилось кружевом тайн в образе повседневности" [47, т. 3, с. 42].

--

После "Алых парусов" женщина станет для Грина символом двуединой красоты: внешней и внутренней. В этом двуединстве внутренняя красота станет определяющей. Более того, для писателя сама по себе внешняя красота потеряет ценность, и женщина, обладающая только такой красотой, не будет уже символом прекрасного. Происходит дальнейшая трансформация романтической героини.

Она переживает в творчестве Грина раздвоение, причём весьма своеобразное. В его произведениях появится два типа женщин: одни обладают сказочной внешней красотой, но начисто лишены красоты душевной; другие, уступая им во внешней красоте (хотя остаются по-своему прекрасными), обладают бесконечной душевной красотой. Те и другие проходят рядом по всем крупным сюжетам писателя. Но отношение к ним автора остаётся неизменным.

Женский романтический характер находит в большой прозе Грина всё более углублённую разработку. Излюбленная героиня автора переживает дальнейшую эволюцию: она обретает отчетливо выраженную индивидуальность и заметно демократизируется. Наибольшей полноты женский романтический характер достигает у писателя в образе Джесси Тренган в романе "Джесси и Моргиана". Оставаясь символом красоты, Джесси получает многогранную характеристику. Этот образ заслуживает того, чтобы быть представленным более обстоятельно. В этом есть насущная необходимость и потому, что современное гриноведение ещё, фактически, не обратило внимания на женские характеры в творческом наследии Грина.

на верх страницы - к содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)