Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
к содержанию книги - к началу раздела

Поэтика прозы Александра Грина

Глава 3. Мифопоэтичность и символичность творческого сознания писателя
Часть 1. Романтическая мифологизация

Романтическое мышление

назад::далее

Романтик Грин прибегал к мифопоэтике не выборочно или спорадически, но на протяжении всей своей творческой практики. И в этом отношении, сознательно или интуитивно, он наследовал богатые традиции старого романтизма.

Одним из определяющих свойств художественного романтического мышления является осознанная ориентация на создание обобщающих символических образов. С этой целью романтики XIX века широко использовали мифологию: библейскую, античную, фольклорную, средневековую. Они создали романтическую концепцию мира, которая нашла свое завершение у Шеллинга.

В его эстетической системе мифология занимает первостепенное место: она "... есть необходимое условие и первичный материал для всякого искусства.., материал и стихия поэзии. Она (мифология) есть мир и, так сказать, почва, на которой только и могут расцветать и произрастать произведения искусства. Только в пределах такого мира возможны устойчивые и определенные образы, через которые только и могут получать выражение вечные понятия" [285, с. 105—106].

Именно романтики впервые поставили вопрос о мифе, как символе вечных начал, материале всякого подлинного искусства, и отсюда рождалась их установка на создание своих образов-мифов, "Всякий великий поэт призван превратить в нечто целое открывшуюся ему часть мира и из его материала создать собственную мифологию"..., "достаточно вспомнить "Дон Кихота", чтобы уяснить себе понятие мифологии, созданной гением одного человека" [285, с. 385], — утверждает Шеллинг. Романтикам ХХ века удалось создать свою, новую мифологию: Каин, Манфред, Корсар Байрона, Квазимодо Гюго, Крошка Цахес, Песочный человек, Кавалер Глюк Гофмана, Мцыри, Демон Лермонтова и т.д.

Новая романтическая мифология творилась под воздействием живой современности, текущей на глазах писателя истории. По мысли Новалиса "роман — это есть история в свободной форме, как бы мифология истории.

Ничего нет романтичнее того, что обычно именуется миром и судьбой" [162, с. 137]. Классические романтики XIX века, создавая символические образы мифологического масштаба, сплавляли в них воедино злобу дня и историю с символическими обобщениями и вечными вопросами бытия. В этом и проявилась существенная черта романтизма как художественного сознания.

--

Искусство XX века, стремясь к философским, художественным и научным обобщениям, также ориентируется на миф: "... пафос мифологизма XX века..." в выявлении неких неизменных вечных начал, позитивных или негативных, просвечивающих сквозь поток эмпирического быта и исторических изменений" [181, с. 295]. Мифология в начале XX века становится и своеобразной моделирующей системой, и художественным синтезом разнообразных культур, и традиций. "Неомифологическая" культура "...с самого начала оказывается высоко интеллектуализированной.., философия, наука и искусство стремятся здесь к синтезу и влиянию друг на друга значительно сильнее, чем на предыдущих этапах. развития культуры» [169, с4 62].

Мифологизм XX века в России — это эстетический феномен, порождённый своим мятежным временем, итоговым и переломным, прочно связанный с традициями многовековой русской национальной и общечеловеческой культуры, ищущий истину в прошлом и настоящем, говоря словами А. Блока, "древнее воспоминание" [16, т. 5, с. 282], сознание сопричастности мировой культуре и истории, общечеловеческой мудрости, красоте и справедливости.

Кроме того, древний миф с его наивными представлениями о мире как об огромной родовой общине связанных между собой кровным родством одушевлённых существ [168, с. 31], подчёркивал драматизм взаимоотношений современных людей с природой, их отчуждение, разобщение, одиночество в мире.

В начале века обращаются к мифологии такие русские писатели и поэты, как М Горький, А. Блок, В. Брюсов, И. Анненский, Ф. Сологуб, К. Бальмонт, Д. Мережковский, А. Белый, В. Иванов, В Хлебников, В. Маяковский, С. Есенин, С. Городецкий, В. Каменский, О. Мандельштам, М. Цветаева, М. Волошин и т.д., при всей несхожести их идейных убеждений и масштаба художественного дарования.

Мифопоэтическое мышление присуще и Александру Грину как самобытному романтику XX века [167, с. 191]. Гринландия, созданная писателем, — эго глобальная модель мира, построенная по мифопоэтическим принципам начала XX века, в свете его традиции и культуры. Навряд ли у Грина была какая-либо стройная концепция мифа и мифологического искусства, скорее всего, мифопоэтическое мышление было присуще ему как художнику своего времени, и он интуитивно воплотил его в художественной практике. У Грина нет каких-либо прямых высказываний, размышлений о мифе ни в его художественном творчестве, ни в воспоминаниях и письмах. Гринландия — это вселенная в художественном выражении писателя, в которой соединяются интуитивная ориентация на мифопоэтический тип сознания, библейские, античные, средневековый, литературные архетипы с тем, чтобы по-новому осмыслить мир.

на верх страницы - к содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)