Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
к содержанию книги - к началу раздела

Поэтика прозы Александра Грина

Глава 2. Поэтическая идеализация, как творческий приём преображения мира
Часть 4. Миф, как генетический источник гриновской идеализации

Миф, как эстетическое средство

назад::далее

Мифологичности художественного мышления Грина в данном исследовании посвящается специальный раздел. Здесь же обратимся к мифу как эстетическому средству, способствующему тем задачам, которые автор ставит перед поэтической идеализацией.

В традиционной своей форме миф принадлежит к давно прошедшим эпохам, но в то же время нельзя не отметить то, что миф оказал большое влияние на искусство последующих веков. Он явился "почвой и материнским лоном" [173, с. 507] искусства Греции, а затем и за пределами греческой культуры. Мифология долгое время служила источником готовых образных форм.

Богатство заключённого в ней содержания, обобщающее опыт человечества в ёмких образных "формулах", привлекало и продолжает привлекать внимание художников различных направлений. В отличие от традиционного мифа, новый литературный миф — это один из основных способов иносказания, художественный образ, созданный с помощью привлечения тех или иных черт мифологической образности. Существуют ориентированные на миф произведения Т. Манна, Дж. Джойса и др. Но стоит отметить, что в литературе XIX, XX века не только используют традиционный миф, но и создают оригинальные авторские "мифы".

Возникает, прежде всего, вопрос о том, на каком основании интересующее нас произведение зачисляется в разряд "мифологических". Интересной является концепция мифа А. Ф. Лосева. Он понимает миф как "вещественно-данный символ, субстанциализацию символа" [166, с. 185]. И критерием "мифологичности", следовательно, служит буквальное совпадение идеи и её образа.

В современной теоретической литературе можно встретить и проблему сопоставления мифа и фантастики. Но это сопоставление проводится чаще всего гносеологически. Если говорить о создании образа, то заметим, что многие приёмы создания именно фантастического образа в литературе генетический восходят к мифу. Например, персонажи фантастических произведений — обладающие способностью летать, как птицы, находиться под водой, как рыбы, или наделённые вечной молодостью, как боги, повторяют принцип мифологического симбиоза (центавры, сирены, русалки и т.д.).

--

Общим для фантастки и мифа является принцип мышления по аналогии. Определенная модель действительности, создаваемая для художественного исследования каких-либо областей жизни, концентрируется по аналогии с реально существующими объектами и системами: особенности этих реальных объектов переносятся в будущее или в искусственно созданную условную ситуацию в фантастике или же обобщаются и предельно символизируются в мифе. Грань между фантастикой и мифом иногда бывает трудно уловимой.

Мифологический образ может не заключать в себе ничего фантастического, чаще всего в тех случаях, когда мы имеем дело с новым воплощением мифологического архетипа: таковы современные модификации традиционных мифологических образов — Электры, Эдипа, Антигоны и т.д. Миф образ и образ фантастический переплетаются только в одном случае - когда миф создается на основе буквально и материально воспринимаемого символа и представляет собой максимально обобщённую и условную форму фантастического образа. Ряд примеров таких мифологических образов можно найти в творческом наследии А. С. Грина впервые указал на это А. Ф. Лосев).

Ближе других подошёл к проблеме связи поэтики Грина с поэтикой мифа В. Ковский. В его работах сделано немало наблюдений над особенностями гриновского творчества, хотя сам исследователь и не использует этого термина.

Определяющей чертой творчества Грина он считает то, что здесь "условность возникает на уровне самого художественного мышления как органическое свойство видения писателя. Искусственно вычленяя в содержании действительности только общечеловеческие его черты, Грин не возвращается от них к чертам социально-историческим, целиком оставаясь в сфере пересозданного в полном соответствии со своей эстетикой мира" [147, с. 224]. Это кардинальное свойство и служит основой и источником создания таких мифологических образов, как Бегущая по волнам, Друд в "Блистающем мире", а также "Гринландии" — особого целостного мира, воплощенного во множестве произведений писателя.

Во многих романах и рассказах Грина действие происходит в стране не имеющей названия и места на географической карте, но описанной детально и подробно и представленной читателю как единственно существующая. Вымышленный мир заменяет реальный, сфокусировав в себе его черты. Гриновские города и персонажи, которые носят экзотические имена, подчеркивающие их "нездешность", не являются аллегорией современных писателю реалий действительности, а представляют собой его символическое изображение. К примеру, гриновские Лисс или Зурбаган - это символы приморского города как такового.

на верх страницы - к содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)