Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
к содержанию книги - к началу раздела

Поэтика прозы Александра Грина

Глава 2. Поэтическая идеализация, как творческий приём преображения мира
Часть 3. Романтическая антитетичность

Романтическая антитетичность

назад::далее

Воссозданию грэического героя Грина способствует и романтическую антитетичность, которая, как известно, вытекает из несовместимости идеи и действительности, мечты и жизни. Романтики часто прибегали к этому приёму. Особенно настойчиво использовал его Гюго как в системе центральных образов, так и в выразительных деталях своих произведений.

Грин тоже эффективно применяет этот приём. Но он не просто опирается на выверенную романтизмом традицию, а расширяет и обогащает её. Уже само здание синтетического мира писателя построено на контрасте с действительностью, которая окружала и окружает читателя. Тут и экзотика и "вненациональность" имён, и "контраст в контрасте" — неопределенного места действия и скрупулёзная подробность в его описании, здесь и контраст между исключительностью обстановки, событий, поступков действующих лиц и бытовыми деталями происходящего (Друд: "Я забыл спички"), здесь и контраст между невероятностью замысла и строгостью сюжета, который сам Грин обосновал следующим образом: "Так как я пишу вещи необычные, то тем строже, глубже, внимательнее и логичнее я должен продумывать внутренний ход всего. Фантазия всегда требует строгости и логики" [298].

Современные исследователи полагают, что антиномичность проникает всю изобразительную систему писателя (Дикова Т.) [106, с. 19]. Широко применяя приём антизезы, Грин в то же время высекает из него наибольший эффект, прежде всего, для характеристики своего романтического героя.

Художественные образы в произведениях Грина делятся на два противостоящих лагеря, каждый из которых имеет свою собственную психологию. Идеализированный герой неразлучен со своим антиподом. Приём контраста помогает автору более полно и отчетливо представить конфликт двух миров, показать всю жестокость и непримиримость схватки между носителями двух полярно противоположных психологии. Джесси неразлучна со смертоносной Моргианой, Биче сравнивается с Дэзи, Гарвей противопоставлен Гезу, Друд — Руне, Давенант — Ван-Конету и т. д. Характеры рисуются в движении и взаимодействии. Предпосылки художественного противоборства заключены в самом генотипе характеров, т.е. в том, что именуется внутренней природой человека, его духовной доминантой.

Полярная противоположность духовных потенциалов основных героев у Грина приводит к тому, что между ними просто не может не быть конфликта. Своеобразие Грина как художника-романтика состоит именно в том, что эстетическое требование "разности героев" он возводит в центральный творческий принцип, абсолютизирует его. Вся система образов его произведений зиждется на принципе контрастности.

--

В его романах, как правило. два лагеря действующих лиц, возглавляемых главными героями. Один из этих героев положительный, другой — отрицательный. Сама система образов является производной от этих основных характеров. Резкая несовместимость, духовный антагонизм двух взаимодействующих групп образов сообщает действию особую напряженность. Грин считал, что любой рассказ должен обязательно содержать жестокую борьбу добра со злом и заканчиваться посрамлением злого начала. Это подтверждается многими сюжетами писателя. В "Алых парусах" сбывается светлая мечта Ассоль, а жители деревни, ненавидящие чистую мечтательную девушку, посрамлены; в "Бегущей по волнам" побеждают те, кто бережет статую "Бегущей" как символ вечной красоты, а партия толстосумов, стремящихся уничтожить статую, терпит поражение.

Конфликт у Грина основывается на борьбе романтического героя со своекорыстным миром Гринландии. С одной стороны — исключительная личность, наделённая огромной духовной силой и красотой, с другой — общество духовно нищих обывателей, для которых существует лишь один бог - чистоган. Постепенно противопоставление романтического героя обывателю становится на ту грань, когда оно перерастает в столкновение поэтического и прозаического, возвышенного и приземлённого. Образ представителя мира обывательщины, пошлости и своекорыстия разрастается у Грина до размеров главной опасности.

Грэический герой Грина становится ещё рельефнее и ярче от того, что рядом с ним как бы в одном звене движется и его духовный антипод. Как уже отмечалось, этот антипод отличается от идеализированного героя большей конкретно-исторической достоверностью, той плотской осязаемостью, которая сродни типической. Победа над сильным и реально обрисованным противником сообщает и романтическому герою Грина значительный элемент правдоподобия и достоверности. Общение с Руной раскрывает в Друде не только головокружительную высоту духа, но и приметы живой, реальной человеческой личности, любящей стихи, музыку, путешествия, умеющей наслаждаться красотой окружающего мира.

Диалог с Биче Сениэль характеризует Гарвея не только как человека нерушимого в своем "главном", титанически верного самому себе, но как обычного человека, могущего переживать разочарования, безутешно страдать или радоваться своему счастью. Рядом со своим антиподом грэический характер обретает более глубокую убедительность, проникает высокой степенью художественной правды и реальности. Именно в этом смысле романтическая антитеза усиливает реалистическое начало поэтической идеализации Грина и является её органической частью.

на верх страницы - к содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)