Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Степанович Грин: взгляд из XXI века
к содержанию

Н. Д. Богатырёва
"НОМО VOLANS" В НОВЕЛЛИСТИКЕ Л. АНДРЕЕВА И А. ГРИНА
начало::02::03::окончание

Описание вещего сна, заключенное всего в одном абзаце, - ключ к пониманию смысла всего рассказа и, возможно, всей концепции жизни и смерти Л. Андреева. Пушкареву снилось, что он очнулся от тяжелого сна в своей комнате, но почему-то без жены. Жизнь на земле — тревожный и страшный, одинокий сон, от которого в стесненной груди "было тяжело и печально". И тут вспомнил Юрий Михайлович, что есть еще комнаты - большие и светлые, их было много - полных света и счастья. Он вошел в эти комнаты, ступая босыми ногами по теплому полу. Важнейшая деталь-символ - вошел босой, т. е. освобожденный, не скованный чем-либо. (При первых кругах полета в этот день Пушкарев поймет, что "лес далеко, а он летит — не идет, как всю жизнь шел на свинцовых подошвах, а летит по воздуху...") (312).

Сон был вещим - уже сегодня он очнется от убогого земного существования и войдет в большие и светлые комнаты. Извечная тоска по небу найдет утоление.

Интересно проследить у Андреева и Грина смысловое наполнение синонимического лексико-семантического ряда "воздух - атмосфера - пространство - небо". Грин употребляет их как синонимы, подчеркивая разницу между атмосферой вблизи земли ("тяжелый воздух") и на значительной высоте с помощью описательных конструкций: "Еще минуту назад живой, терзающий лицо воздух, в котором аппарат летел всей тяжестью человека, дерева и железа - стал чужд летчику, недоступен и далек...(в момент падения. - Н. Б.). Тот воздух, что окружал его на высоте трех аршин от земли, был другим воздухом, папертью, прихожей атмосферы, преддверием голубого бога; ...он все равно принадлежал теперь неподатливой, крепкой земле; живая связь меж ним и пространством исчезла. Из одного мира он перешел в другой" ("Тяжелый воздух") (514). (Выделено нами. — Н. Б.)

Андреев противопоставляет понятия "воздух, атмосфера" как научные, почти терминологические, - понятию НЕБО как архетипическому, мифологическому пространству, исконному, древнему, истинному "дому" бессмертного, совершенного человека, от которого так далек человек современный. "На небе не виднелось ни единого облака, и там, где грохотал ночью гром и откуда падал дождь на землю, теперь раскидывалась ясная и бездонная синева. По книгам это называлось воздухом, атмосферой, но по чувству человеческому то было и вечно оставалось небом - извечною целью всех стремлений, всех поисков и надежд. "Всякий человек боится смерти, и кто захотел бы лететь, если бы это было только воздухом каким-то?" - подумал Юрий Михайлович, не отводя глаз от бездонной, таинственно сияющей синевы..." (304). (Выделено нами. - Н. Б.)

--

Известно, как дорог был Андрееву рассказ "Полет". К. Д. Муратова считает рассказ в значительной степени автобиографическим, наиболее точно выражающим миропонимание писателя: "Он называл себя авиатором в литературе. Характерна также фамилия летчика - Пушкарев, напоминающая о Пушкарной улице в Орле, на которой Андреев жил в детстве и юности" [10]. В письме к С. С. Голоушеву от 15 декабря 1916 г. Андреев писал: "...Ко мне есть ворота, откуда удобнее совершить обозрение. Это мой рассказ "Полет" или "Надсмертное" <...>, в рассказе оном слова утвердительные и предвещательные: на землю я больше не вернусь! [11].

Это один из немногих рассказов писателя, где герой легко уходит из жизни, достигая желанной цели освобождения [12]. Не случайно первоначальное название было заменено на заглавие "Полет", ставшее более емким в силу своей многоплановости. Реальный полет пилота на установление рекорда высоты стал одновременно и символическим полетом человеческого духа, бросившего вызов ограниченным земным законам, — к солнцу, свободе, счастью, бессмертию, и творческим полетом автора, раздвинувшего границы реализма экзистенциальными прозрениями.

Сложность гриновского отношения к homo volans тоже отражена в поэтике заглавий. Рассказы писателя названы либо аксиологически нейтрально ("Состязание в Лиссе"), либо нарочито приземленно, сниженно ("Тяжелый воздух"). И только название романа "Блистающий мир" содержит символическую многоплановость, созвучную андреевской. Как отметил В. Ковский, ""Блистающим миром" выглядит земля с высоты полета, но есть еще и блистающий мир души,
сврбодной от земного притяжения" [13].

Как бы ни были различны художественные интерпретации близкой темы у одного и другого писателя, в сложной исторической ситуации начала катастрофического века они перекликнулись глубинной сокровенной мечтой о торжестве свободного и бессмертного человеческого духа, его безграничных возможностей.

Примечания

01. Грин, А. С. Собр. соч. [Текст] : в 5 т. / А. С. Грин. - М., 1991. - Т. 3. - С. 709-710.
02. Андреев, Л. 5.О.5.: Дневник (1914-1919); Письма (1917-1919); Статьи и интервью (1919); Воспоминания современников (1918-1919) [Текст] / Л. Андреев. - М.; СПб., 1994. - С. 431.
03. Андреев, Л. Собр. соч. [Текст] : в 6 т. - М., 1990-1996. - Т. 4. - С. 623.
04. Воспоминания об Александре Грине [Текст]. - Л., 1972. - С. 267-268.
05. Андреев, Л. 5.О.5.: Дневник (1914-1919)... - С. 60.
06. Грин, А. С. Указ. соч. - Т. 3. - С. 172. Далее ссылки на это издание в тексте с указанием римской цифрой - тома, арабской - страницы.
07. Андреев, Л. Собр. соч... - Т. 4. — С. 308. Далее ссылки на это издание в тексте с указанием арабской цифрой страницы в т. 4.
08. Ковский, В. Реалисты и романтики [Текст] / В. Ковский. - М., 1969. - С. 190.
09. Там же.
10. Муратова, К. Д. Рассказ Л. Н. Андреева "Полет" [Текст] / К. Д. Муратова // Русская литература. - 1997. - № 2. - С. 66-67.
11. Андреев, Л. Собр. соч... - Т. 4. - С. 623.
12. Красильников, Р. Л. Танатологические мотивы в прозе Л. Н. Андреева [Текст]: автореф. дис. ... канд. филол. наук / Р. Л. Красильников. - Вологда, 2003. - С. 21.
13. Ковский, В. Указ. соч. - С. 188
.

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)