Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Степанович Грин: взгляд из XXI века
к содержанию

Н. Д. Богатырёва
"НОМО VOLANS" В НОВЕЛЛИСТИКЕ Л. АНДРЕЕВА И А. ГРИНА
начало::02::03::окончание

Изображение пилотов в гриновских рассказах насмешливо-ироническое, все они люди тщеславные, самовлюбленные, ограниченные, корыстные. Портрет Картрефа, героя "Состязания в Лиссе" (пристрастие Грина к экзотическим, не имеющим аналогий ни в каких языках именам и названиям сохранилось и здесь), содержит только негативные авторские характеристики: "Лакейская физиономия, бледный, нездоровый цвет кожи, заносчивый тон голоса, прическа хулигана, взгляд упорно-ничтожный, пестрый костюм приказчика, пальцы в перстнях и удручающий, развратный запах помады составляли Картрефа" (III, 169).

Он "играл роль, играл самого себя", "он хвастался машиной, опытностью, храбростью и удачливостью". Повествователь не скупится на оценочные эпитеты уничтожающего свойства: "жалкий мозг", "куча хлама из бензинных бидонов, проволоки, железа и дерева", "почтенный ремесленник воздуха", "тщеславие калеки, получившего костыли". Герой рассказа "Тяжелый воздух" (1912), авиатор Киршин, участвует в состязании на скорость и дальность полета только ради денежного содержания приза. Он погружен в каждодневные заботы о семье, о растущих детях. Неудачи соперников вызывают в нем скорее злорадное торжество, чем сопереживание. (Мысль о том, что от катастрофы не застрахован и он сам, мелькает в его сознании лишь на мгновение, чтобы тут же смениться облегчением: одним соперником меньше.)

Человек, обладающий настоящим даром воздухоплавателя, представлен Грином в рассказе "Состязание в Лиссе" в облике Неизвестного (персонажа, который позднее трансформировался в образ Друда в романе "Блистающий мир"): "В потертом, легком пальто, мягкой шляпе с белым шарфом вокруг шеи, он имел вид незначительного корреспондента, каких много бывает в местах всяких публичных соревнований. Клок темных волос, падая из-под шляпы, темнил до переносья выокий, сильно развитый лоб... Прямой нос опирался на небольшие тёмные усы; рот был как бы сведен судорогой, так плотно сжимались губы. Вертикальная складка раздваивала острый подбородок от середины рта до предела лицевого очерка, так что прядь волос, нос и эта замечательная черта вместе походили на продольный разрез физиономии" (III, 169). Эта портретная зарисовка во всяком случае не обнаруживает негативных оттенков авторской субъективности.

--

Неизвестный пытается объяснить пилотам, что значит летать в истинном смысле слова. Главное условие истинного полета, по Грину, всешл лишь желание летать: "Восемь лет назад я посмотрел вверх и поверил, что могу летать, как хочу. С тех пор меня двигает в воздухе простое желание...." (III, 175). (Разрядка А. С. Грина; выделено нами. - Н. Б.)

"Через десять лет герой "Блистающего мира" Друд, выросший из образа "Неизвестного", гневной филиппикой против авиации подтвердил неизменность мнения Грина: "Немного надо было бы мне, чтобы доказать вам, как несовершенны и как грубы те аппараты, которыми вы с таким трудом и опасностью пашете воздух, к ним прицепляясь..." [8].

Такое противопоставление реальных услорий и обстоятельств полётов и идеального воплощения homo volans ("человека летающего") сообщает новеллам Грина фантастический колорит. Приоритет духовного абсолютизирован художником, но именно профессиональные авиаторы в гриновской интерпретации обделены духовностью.

Л. Андреев, напротив, создает авиатора неотделимым от всего, что сопровождает полеты. Обстоятельства и условия полетов даны автором в реалистических пропорциях и с несомненно позитивной аксиологической установкой. Главный герой андреевского рассказа Юрий Михайлович Пушкарев не противопоставлен другим пилотам, а всего лишь выделен как лучший из них. Этот открытый, доброжелательный, приятный, ясный и необыкновенно счастливый человек всегда располагает к себе.

Его авторитет среди товарищей особо подчеркнут повествователем и является необходимым звеном в создании образа абсолютно гармоничного человека. Юрий Михайлович перед решающим полетом рисует памятью "знакомые, загорелые, близкие и почему-то очень дорогие лица товарищей, офицеров-летчиков" (304). "...и, идя к дому, Юрий Михайлович зачем-то еще раз поклялся себе, что всегда будет любить своих товарищей и будет неизменным другом своим друзьям" (305).

Его человеческие и профессиональные качества явлены в некоем нерасторжимом единстве. Андрееву удалось создать редкий для собственного творчества образ светлого, гармоничного человека, пилота, авиатора, достойного самого пронзительного земного счастья. Семья Пушкарева - жена Татьяна Алексеевна и годовалый сын - неотъемлемая часть его счастливого земного бытия.

"...всю её залило чувством совсем необыкновенного, острого, почти мучительного счастья. <...> ...что бы ни делалось вокруг, чувство необыкновенного счастья не оставляло Татьяну Алексеевну, укрепилось твердо, стало чувством самой жизни; и что бы ни случи лось теперь, упади Юрий Михайлович на самых ее глазах, увидь она его труп, — тут бы она не поверила ни в смерть, ни в печаль, ни в роковое одиночество свое. Утверждением вечной жизни и отрицанием смерти было счастье, и не бывает счастье другим " (306-307), (Выделено нами. - Н. Б.)

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)