Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Степанович Грин: взгляд из XXI века
к содержанию

В. М. Калинкин
СВОЕОБРАЗИЕ ОНИМНОГО ПРОСТРАНСТВА А. С. ГРИНА (РОМАН "БЛИСТАЮЩИЙ МИР") [1]
начало::продолжение::окончание

Собственными именами в романе обозначены полюса человеческих характеров. Руна Бегуэм - едва попытавшаяся приблизиться к Блистающему Миру, не понявшая его и потому этим миром отринутая. Тани Тум - ставшая неотъемлемой частицей страны Цветущих Лучей на ноте безграничной веры в возможность чудесного. Ясно и недвусмысленно начертана демаркационная линия, отделяющая Руну Бегуэм от Блистающего Мира. Красавица Руна, холодно выслушивающая объяснение в любви, отвечающая "маленькой, беззастенчивой исповедью" на замечание Галля о том, что она достойна быть королевой, отнесена к категории людей одной всепоглощающей страсти - жажды власти.

"Для королевы я, пожалуй, умнее, чем надо быть умной в ее сане <...>. Я очень тщеславна. <...> Мне хочется жить как бы в несмолкающих звуках торжественной, всю меня перерождающей музыки. Я хочу, что-бы внутреннее волнующее блаженство было осмыслено властью, не тающей ни предела, ни колебаний". Имя ее, как бы впитавшее смысл сказанного, превращается в символ тщеславия и властолюбия. Тави Тум, безоговорочно поверившая в то, что Вениамин Крукс (Друд) полетит, Тави Тум, наивно и твердо сформулировавшая: "Я знала, что полетит. Уж очень мне понравились колокольчики", — эта Тави и это так долго не дававшееся Грину имя [5] представляют мир мечты и безграничной веры в то, что парение духа превыше всяких возможностей полетов на аэропланах, "носящихся над двором Воздухоплавательного Клуба с грацией крыш, сорванных ветром".

Друд с его псевдонимами (Человек Двойной Звезды - Двойная Звезда - Э. Д. - Симеон Айшер - Вениамин Крукс - Гора) и его преследователь - сохранивший свое инкогнито Руководитель - также представляют крайние нравственные координаты "Гринландии". Между ними, то ближе к Блистающему Миру, то дальше от него, располагаются немногочисленные второстепенные персонажи и множество лишь однажды упомянутых лиц, представляющих "Гринландию".

Собственные имена часто составляют основу орнаментализации повествования. Стеббс лечит Друда "сомнительным изобретением доктора Мармадука", "механический человек Вебера" обыгрывает искуснейших шахматистов, "Венера Милосская в бакалейной лавке" представляет "положения, ясные без их логического развития". Балетный критик Фогард отзывается о выступлении Друда фразой, содержащей собственное имя в качестве опорного определительного компонента высказывания: "Вот монстр элевации; с времен Агнессы Дюпорт не было ничего подобного". Стеббс рассматривает Тави "с недоуменном почтальона, вскрывшего шифрованное письмо". Он, "мысленно сопоставлявший всегда с Друдом Венеру Тангейзера, какой изображена они на полотне, меньше - Диану, еще меньше - Психею", испытывает приятное психологическое разочарование. Жаждущая мировой власти Руин Бегуэм мечтает о том, что, повергая в трепет континенты, само имя ее избранника "Друд" будет звучать, как "воздух", "дыхание".

--

В онимное пространство романа органично включены две "культурные" подсистемы: группа онимов-названий музыкальных произведений и группа собственных имен, связанных с миром художественной литературы. Эти имена то завораживают неожиданностью перечислений, то удивляют сочетанием придуманных и реальных названий, то будят в читателе разнообразные ассоциации и реминисценции. Здесь любимые мелодии Стеббса: "Ветер в горах", "Фанданго", "Санта-Лючия", вальс "Душистый цветок". "Они играли вальс из "Фауста". Прошла тихая тень Маргариты...".

"Так, переходя от одной вещи к другой, затеяли и разыграли они песенку "Бен-Бельт", которую поет Трильби у Дюмурье; второй вальс Годара, "Старый фрак" Беранже и "Санта-Лючия". Характерная для романтизма поэтика, строящаяся на диффузии литературы в жизнь и жизни в литературу, ясно прослеживается в онимии: "Читая Мериме, я уже не выну Кармен из ее сверкающего гнезда <...> Из крошек пекут хлеб. Из песчинок наливается виноград, Айвенго, Агасфер, Квазимодо, Кармен и многие, столь мраморные, - другие сжаты творцом в нивах нашей души. Как стягивается туманность, образуя планету, так растет образ; он крепнет, потягивается, хрустя пальцами, и просыпается к жизни в рассеченной душе нашей, успокоив воображение, бессвязно и дробно томившееся по нем".

Встроенные, подобно матрешкам, один в другой поэтические миры романа постепенно изменяются. Мир Друда и его друзей, среди которых и названы-то всего двое, где сам он - Двойная Звезда - самый центральный и самый уязвимый из этих миров, ибо гибель Двойной звезды грозит Блистающему Миру коллапсом. Те же, кто прикоснулся к блистающему Миру, но оказался чуждым ему духовно, оттесняются на периферию, а то и вовсе отторгаются. Руна Бегуэм, забывшая и страшащаяся прошлого, давшего ей единственный шанс, звездную минуту, - самим переименованием в Руну Квинсей навсегда отделена от Блистающего Мира: "Только иногда, обращая взгляд к небу <...> Руна Книнсей пыталась припомнить нечто <...> но момент гас, и лишь его тень, светлым эхом возвращаясь издали, шептала слова..." Так нашептывает читателю, уже отложившему роман, свои Имена мир, созданный фантазией Александра Грина.

Примечания

1. Текст, представляющий извлечения из большого лингвистического исследования поэтики романтических произведений Грина, над которым автор работает уже много лет, предназначен для выступления на конференции и потому освобожден от свойственных научным работам сносок и, по возможности, от специальной терминологии. Онимы — собственные имена.
2. Страну, созданную воображением А. Грина, назвал Гринландией К. Зелинский.
3. Текст романа цитируется по шеститомному собранию сочинений Грина (М.: Правда, 1965).
4. Знаменитый астролог Нострадамус жил в 1505-1566 гг.
5. Информация почерпнута из широко известных воспоминаний Н. Н. Грин о поисках имени героини "Блистающего мира".

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)