Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Степанович Грин: взгляд из XXI века
к содержанию

Г. Н. Шершнёва
"ЛЮДИ РЕАЛЬНОГО МИРА" В РАССКАЗАХ А. ГРИНА 1920-х - НАЧАЛА 1930-х ГОДОВ
начало::продолжение::окончание

А. С. Грин как художник сформировался в эпоху, когда "вопрос о личности встал в самых сложных и многообразных отношениях", когда "общей для значительной части русской литературы становилась идея цельности человечества, единства его планетарной судьбы, пафос объединяющих всех людей на земле начал" (1), и внимание многих писателей было приковано к бытийному.

Интерес к человеку доминировал у Грина с самого качала его литературной деятельности. Уже в самых ранних рассказах обнаружилось стремление писателя к постижению человека во всей сложности, его внутренней жизни. Герой рассказов 1900-х годов, при всей их сосредоточенности на социальных проблемах и практической деятельности, испытывают "острое любопытство" к самим себе, своему "я", ощущают себя личностями, а не "массовым человеком", жаждут "рассказать о себе сами", размышляют о жизни и смерти, величии и ценности человека, его душе. В дальнейшем художественный мир писателя претерпит значительную эволюцию, но неизменно его творческие поиски будут связаны с постижением и открытием "далей" человеческой души (М. Шагинян).

Гриновская концепция человека, типология его героев всегда находилась в центре внимания исследователей. В персонажах первой книги писателя ("Шапка-невидимка") критики увидели "неудавшихся героев в их закономерной эволюции" (2). Людей со взорванным духовным миром" (3). Несколько позже в рассказах 1910-х годов перед читателем предстали герои другого типа - искатели приключений, путешественники, охотники, странники, люди решительные и бесстрашные, не приемлющие однообразия в жизни, любители сильных ощущений, создатели оригинальных теорий... В послереволюционное десятилетий центральное место в произведениях Грина займут "герои идеальные, рыцари без страха и упрека" (4).

Цельные гармонические натуры, они живут в мире мечты, тонко и глубоко чувствуют красоту бытия и красоту природы. Они принадлежат к числу "самых лучших людей". Таковы Ассоль, Грэй, Давенант, Фрэзи Грант, Джесси... Эти герои рождены в "светлых странах... воображения" писателя, глубоко верящего в человека и вечные ценности бытия. Но и в эти годы, когда Грин будет восприниматься прежде всего как "писатель чудесного" (Н. Мат веева), создатель ярких романтических образов, из поля его зрения не исчезнут "люди реального мира", только они отойдут на какое-то время на периферию, едва будут выступать из "толпы", "фона", как он признается в одном из своих стихотворений.Таков, например, в "Алых парусах" народ, оставшийся на берегу и глядящий вслед героям,

 уплывающим в открытое море, простые труженики Каперны. Изображение этих людей А. Платонов отнес к "бесспорным достоинствам" повести Грина-писателя, доставляющего читателям удовольствие "светлой энергией... стиля" и "воодушевленной фантазией". "Люди действительности - так определил этот тип гриновского героя А. Платонов. Именно эти люди, "рядовой народ", заслуживают, по его мнению, особого нмммания и никак не могут рассматриваться как "второстепенные". Они обитают не "среди мира и человечества", не "в специальной стране, омываемой вечным океаном", а в пространстве жизни, среди "скверны конкретности окружающего мира". На их долю выпадает много нужды, работы, долга, обязанностей...", у них "другой путь к своему счастью, более медленный и трудно осуществимый, но зато менее феерический и более прочный".

--

Продолжение этой линии творчества Грина Платонов увидел в рассказах конца 1920-х — начала 1930-х годов, таких, как "Комендант порта", "Гнев отца". Назвав их лучшими в книге рассказов Грина, вышедшей в 1937 году, Платонов отметил, что в этих рассказах персонажи, которые у Грина "обычно бывают "второстепенными", изображены как главные, то есть они люди действительности" (5). По-иному, считает Платонов, решается здесь и проблема счастья - одна из главных в творчестве Грина.

Персонажи рассказов Грина, обычно относимых критикой к реаалистическому пласту творчества писателя, производят, на первый взгляд, впечатление вполне "прозаических" людей "обыденного мира". Все они принадлежат к социальным низам общества, не защищены от бедности и связанных с нею житейских проблем. Чаще всего Грин изображает людей "рядовых" профессий: кочегар и прачка ("Акварель"), бывший клерк конторы склада ("Комендант порта"), рулевой парусного судна и его друг конопатчик ("Нянька Гленау"), бедный секретарь директора консерватории ("Молчание") и т. д.

Иногда это люди творческих профессий, но, как правило, и они обременены заботами о хлебе насущном, о родных и близких, не получили еще признания как художники или переживают кризис, сомневаются в своем даре. Портретные детали, вводимые писателем, однозначно говорят о бедности героев, скудости их существования. Особенно выразительна в этом плане портретная характеристика "коменданта порта": "Морская фуражка, коричневый пиджачок, белые брюки, голубой галстук и дешевая тросточка... Лопнувшие двадцать два раза желтые ботинки Коменданта были столько же раз зашиты нитками или скрепляемы кусочками проволоки..." (6).

Обстановка, в которой они живут, тоже крайне убогая. Так, герои рассказа "Акварель" обитают в комнате, где нет ничего, кроме табуретов, двух кроватей и старого плетеного кресла, корзины с грязным бельем, стоявшие здесь же, "распространяли запах тлена и сырости". Герои других рассказов либо не имеют собственного угла, своего дома ("Нянька Гленау"), либо живут у родственников ("Комендант порта"). Практически все они вынуждены трудиться, чтобы иметь для себя и своих близких средства к существованию.

Это не идеальные натуры. У каждого из них есть те или иные недостатки (редко бывает трезвым во время отлучки на берег Спринг ("Нянька Гленау"), может обмануть жену, украсть у нее деньги, любит выпить Клиссон ("Акварель"), Тильс известен своей болтливостью, желанием иногда прихвастнуть, изобразить из себя "морского волка" ("Комендант порта"). С точки зрения "здравого смысла", "обыденной морали" они выглядят чудаками, странными людьми. Их поступки вызывают нередко удивление и недоумение. Так, Гленау, услышав рассказ приятеля о том, как расстроилась его женитьба, заявляет не раздумывая: "Экий ты дурак, Спринг". И слышит в ответ: "Я и говорю, чта дурак... Мне уж многие это же говорили" (3, 461).

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)