Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Степанович Грин: взгляд из XXI века
к содержанию

И. К. Дунаевская
ГЛАВНЫЙ ПРЕДМЕТ ИСКУССТВА - СКУЛЬПТУРА ДУШИ
начало::02::03::04::05::06::07::08::окончание

Алые паруса. ПредолениеТема «силы и стыда» юной души, оправданно дерзнувшей устремиться с призыванием имени Господа Иисуса Христа, которое «велико и неизмеримо» и «держит весь мир», и «поддерживает тех, которые от всего сердца носят Его имя и может быть запечатлена в надписи. Таким образом надпись: «Я существую в силе, равной открытию» содержит в себе и ветхозаветный смысл: «Бог — сила моя» (Ис. 49, 5) и новозаветный. Пророк Иоиль говорил о силе имени Господа: «Всякий, кто призовет имя Господа, спасется» (2, 32). Апостол Пётр говорил: «Нет другого имени под небом, которым надлежало бы спастись» (Деян.4,12).

Как видим, пропасть преодолевается призыванием Имени Иисуса Христа (8). Этим мостом, снимающим пропасть между Творцом и тварью, и является у Грина образ: подобие «тела непостижимой звезды», «брошенное, в стомильные дебри лесной пустыни». (IV, 280) (9). «Наречение ангелом имени Спасителю мира имеет особое значение. Буквальный смысл еврейского имени Иисус - "Яхве спасает". Таким образом, в самом имени Мессии присутствует священное имя Яхве, которое теперь приобретает дополнительный обертон: подчеркивается не величие, не могущество и не слава Яхве, но Его спасительная сила.

Можно сказать, что новозаветное благовестие начинается с наречения имении Богу - имени, которое генетически связано со священным именем Яхве, однако указывает на наступление новой эры во взаимоотношениях между Богом и человечеством. То, что Бог для людей - не ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, а Тот, Кто спасает людей Своих от грехов их» (См.: Епископ Иларион. Священная тайна Церкви. С. 65-66).

В гриновской скульптуре «Белый огонь» верхняя фигура женщины поставлена «пред абсолютной полнотой и Нетварного первобытия, и бытия тварного». Она стоит пред полнотой Церкви и зримо воплощает мысль Архимандрита Софрония о том, «чтобы войти в область сей полноты Бытия, мы должны вселить Его в нас так, чтобы Его жизнь стала и нашей, чрез призывание Имени Его». (Попутно отметим, что в скульптуре «Белый огонь» Грин приблизил нашему пониманию и образ веселого сердца. Полноту этой темы (10).

--

Итак, тему природы имени Иисуса Христа как тему центра чуда и силы, как тему, предвозвещающую о предстоящей встрече человека с Богом «лицом к лицу», Грин и выражает в скульптуре «Белый огонь». Стяжать молитву Иисусову - значит стяжать вечность, значит стяжать нетленную красоту. Иисусова молитва становится одеянием души, по Грину, одеянием белого луча. Лестница, называемая «Мраморное движение», является у Грина одеянием белого луча. Это одеяние Полноты Церкви. В образе «полных, как веселый крик, лучей солнца», как главой она и увенчивается полнотой Радуги. Это указание на полноту жизни, на то, что жизнь открывается как триединство, явленное во Христе: «В нем обитает вся полнота Божества телесно» (Кол. 2,9), поэтому естество человеческое приобщилось всецелого Бога ...существенно, так что, Бог в человечестве, как солнце в лучах».

Белое - это природа вечности (11). Св. Василий Великий считал лучшим образом Божественного Триединства из тварных подобий радугу. В ней один и тот же свет и непрерывен в самом себе и многоцветен. И в многоцветности открывается единый лик. Нет средины и перехода между цветами. Не видно, где разграничиваются лучи. И в совокупности многоцветные лучи образуют единый белый. Подобное можем и должны мы мыслить о Троическом единстве (см. об этом: Флоровский Г. В. Восточные отцы IV века. Париж, 1931. С. 84). Тайна Креста тесно связана с тайной предвечно существующей Церкви, для которой, по выражению св. Ермы, сотворен весь мир (12). Церковь Бога Живого, «столп и утверждение Истины» (1 Тим. 3, 15) Грин и изобразил как «тело непостижимой звезды», показал, что Церковь тайнодействуется" (13).

Но воплощением Слова еще не завершается спасение. Исключительное значение имеет искупительное значение Крестной Смерти. В ней высшее благо и высший дар Божий. Крест есть Жертва, - «очищение не малой части вселенной и не на малое время, но целого мира и на веки» пишет св. Григорий Богослов. «Крест есть победа над Сатаною и Адом но не выкуп. Крест есть Жертва благоприятная, но не плата и не выкуп Богу. Крест есть необходимость человеческой природы. (...). На кресте восстанавливается первозданная чистота человеческий природы. Мы возымели нужду в Боге воплотившемся и умершем, чтобы нам ожить» (Св. Григорий Богослов в кн.: Флоровский Г. В. Восточные Отцы IV века, Париж, 1931. С. 120).

«Строго рассчитанная гармония внутреннего отношения форм» являет внутреннюю сущность креста, но внешне он видим не как крест, а как радужное кругообразное движение лучей, изогнутых, как радуга над ручьем. Именно в силу «строго рассчитанной гармонии внутреннего отношения форм» - скульптура - это запечатленная в «белом чистом мраморе» природа белого луча, раскрывшегося своим внутренним содержанием.

В Ветхом Завете радуга символизировала завет с Ноем: И будет радуга (Моя) в облаке, и Я увижу ее, и вспомню завет вечный между Богом, (и между землею) и между всякою душою живою во знамение завета, который Я поставил между Мною и между всякою плотью, которая на земле» (Быт.9.16, 17). В Новом Завете - радуга раскрывается своим внутренним содержанием, своей внутренней сущностью: жертвенной любовью, крестом. Луч, раскрывшийся Крестом исходит из зенита, из той точки, где собраны лучи: то есть из Рая (Рай, по преп. Ефрему Сирину, оставался самой великой высотой).

По Грину, скульптура стоит лицом к этой высоте, то есть к Раю. «Крест большой и прекрасный, по виду подобный радуге», увидел в раю, на третьем небе, св. Андрей Христа ради юродивый Константинопольский (XIX в.). (Он описан в кн.: Роуз Серафим. Душа после смерти. СПб., 1994. С. 118.)

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)