Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Степанович Грин: взгляд из XXI века
к содержанию

И. К. Дунаевская
ГЛАВНЫЙ ПРЕДМЕТ ИСКУССТВА - СКУЛЬПТУРА ДУШИ
начало::02::03::04::05::06::07::08::окончание

Алые паруса у берегов ГринландииЭто тот этап, когда с призыванием имени Иисуса Христа пришествием божественного света человек становится причастником божеского естества. В призываемом имени осязательно ощущается божественное присутствие, как об этом свидетельствует текст: «тело ощущало себя прекрасным», внутреннее присутствие и создало это тело прекрасным во имя Господа Иисуса Христа силой Господа нашего Иисуса Христа. Ибо как сказал апостол Павел: «Тело для Господа, Господь для тела» (1 Кор.6,13).

«В чем заключается сила имени Божия, призываемого в молитве? Каково действие молитвы Иисусовой? Прежде всего, призывание имени Господа соединяет человека с Самим Господом (6). «На каком-то этапе с призыванием имени Иисуса соединяется пришествие нетварного божественного Света «тогда особенно ясно открывается значение сего Имени; тогда возможен опыт «Царствия Божия, пришедшего в силе» (Архимандрит Софроний (Сахаров). О молитве. См. об этом в кн.: Епископ Иларион (Алфеева). С. 190).

В изображенной Грином фигуре «сила и стыд» - это и осознание греховности своей падшей природы и наличие силы, способной устремиться к Богу. Отметим сразу же, прекрасное не случайное слово у Грина. «Застывший жест» рук связан с «инстинктом тела, ощущающего себя прекрасным». Она стала причастницей Света, он стал ей «интимно-ведомым», по образному выражению Архимандрита (Софрония) Сахарова (Т. 2. С. 191). Прекрасное и выражает «девственная чистота линий».

Опыт встречи (точка встречи) «лицом к лицу» в сфере имен произошел в романе «Бегущая по волнам». Дионисий Ареопагит говорил: имена нужны для того, чтобы вывести ум человека за пределы имен - туда, где безымянный Бог встречается с человеком лицом к лицу. И по Дионисию Ареопагиту и молитва нужна не для того, чтобы низвести Бога к человеку, но для того, чтобы возвести человека к Богу:

«Устремим же себя молитвами, чтобы взойти в высочайшую ввысь к божественным и благим лучам, как бы постоянно перехватывая руками ярко светящуюся, свисающую с неба и достигающую досюда цепь и думая, что мы притягиваем к себе ее, на деле же не ее, пребывающую и вверху и внизу, стягивая вниз, но поднимая к высочайшим сияниям многосветлых лучей себя. (...) Почему и подобает всякое дело, а особенно богословие, начинать молитвой, - не для того, чтобы вездесущую и нигде не сущую Силу привлечь к себе, но чтобы Ей вручить и с Ней соединить себя».

--

Уподобление Прекрасному, приближение к Нему и осуществляется через призывание Его Имени. Призывание Его Имени Грин, также как и Дионисий Ареопагит, уподобляет «перехватыванию руками» ярко светящихся по Дионисию благих, по Грину Цветущих Лучей. О том, что это так и может свидетельствовать то, что она стоит «где-то наверху, в полных, как веселый крик, лучах солнца, поднявшегося к зениту» (IV, 279). Соответственно и в надпись: «Я существую — в силе, равной открытию», - Грин вкладывает утверждение о возможности онтологического существования только в силе Имени Божия.

Так у кого так «смело и бессознательно требовала признания» фигур;: изображенной Грином женщины? Ведь она именно требовала.

Она требовала признания у Того Самого Бога, Имя которого так страшно было произносить древним иудеям (7). Протоиерей Сергий (Булгаков) пишет: «Для древнего иудея имя Божие было как вершина Синая, в мраке и молниях, куда входил один лишь Моисей, и всякое почти, - кроме узаконенного ритуально, богослужебно, - призывание Имени Божия было греховным употреблением его всуе. Имя же Иисусово даёт себя призывать «на всякое время и на всякий час», и непрестанно обращать в сердце своем.

Нужно во всей силе и остроте осознать и ощутить ту разницу, даже противоположность между Именем трансцедентного Божества, которое было далеко и страшно и только во храме обитало, согласно совершенно определенному свидетельству Слова Божия, и Именем Иисусовым, храмом для которого является всякое человеческое сердце, и каждый верующий имеет священство этого храма, как запечатленный этим Именем. Оно, конечно, остается страшно, требует к себе благоговейного трепета, как величайшая святыня, ибо воистину оно есть Имя Божие. Но оно стало близко, доступно, не отделено онтологической пропастью, существовавшей между Творцом и тварью. Чрез эту пропасть воздвигнут мост, божеское и человеческое соединились уже нераздельно и неслиянно» (Булгаков Сергий, протоиерей. Философия имени. Париж, 1953. с. 219-210).

Очевидно, изображенная Грином «фигура женщины» и требовала так «смело и бессознательно», потому что: «Имя Сына Божия велико и неизмеримо, и оно держит весь мир (...) Он поддерживает тех, которые от всего сердца носят Его имя. Он сам служит для них основанием и с любовью держит их, потому что они не стыдятся носить Его имя», писал пастырь Ерма (Епископ Иларион (Алфеев). С. 60). (Св. Ерма и Церковь в видении видел как «бессмертную Юную Старицу»). Отметим, что и Грин душу мистической Церкви изобразил как «вечноновую юную душу», в действующую в соответствии с «вечно новым солнечным пульсом».

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)