Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Степанович Грин: взгляд из XXI века
к содержанию

Л. М. Варламова
«МОЛИСЬ БЕГУЩЕЙ ЗА ВСЕХ НАС И ЗА ГРИНА...»

Дети рисуют Ассоль и Грэя из Алых парусов А. С. Грина

«В любимой Грином Феодосии, в доме, где он жил, открыт волшебный музей его имени: его портреты, его книги о кораблях и кораблекрушениях, о мужественных и суровых людях, о бегущей по волнам Фрези Грант. Музей парусников и шхун, где из угла выступает нос корабля, где живут морские фонари и канаты, и подзорные трубы, унося с собой посетителей в карту Гринландии с новыми мысами и проливами, с городами Гель-Гью, Лисе, Зурбаган...» - так ярко и выразительно отозвалась о феодосийском музее Александра Грина писательница Анастасия Цветаева.

Образ музея-корабля настолько естественно вытекает из самой сути Гриновского творчества, что кажется, будто так было всегда: фонари, канаты, якорь у порога и даже барельеф бригантины, без которого сейчас почти невозможно представить Галерейную улицу. И невдомек сегодняшним посетителям музея, сколько за этим споров, бессонных ночей, радостных открытий, горьких разочарований и самого настоящего подвижничества, без которого никогда не приходит успех.

Мы предлагаем вашему вниманию документ, который прекрасно иллюстрирует это трудное, напряженное, но очень счастливое время время рождения музея. Это письмо, адресованное А. А. Верхману, душеприказчику Н. Н. Грин, написано в июле 1969 года. Его автор - Геннадий Иванович Золотухин, человек, который сделал максимум возможного (да и подчас невозможного), чтобы гриновский музей был. Он стал автором идеи создания музея, он объединил вокруг нее энтузиастов и самоотверженно воплотил свой замысел в жизнь. Потом в его судьбе будет Пушкин. Много лет Золотухин возглавлял музей-заповедник в Болдино, ныне он работает там ученым секретарем.

Но началось все в Феодосии, когда, невзирая на «рифы, скалы, бури», группа смелых, энергичных и талантливых людей создавала рукотворное чудо - уникальный гриновский музей.

--

Дорогой Саша!

Спасибо за оперативность и за заметки-воспоминания Нины Николаевны. Это, конечно, бесценный для нас документ. Что касается мемориального кабинета, то в наш план нужно вносить небольшие коррективы, но важные. В частности, относительно стенного книжного шкафа и сундука, в котором Грин хранил рукописи, а Нина Николаевна сейчас - свои материалы. <...>

Был на той неделе Ивановский (1). Я говорил с ним. Вначале разговор вызвал сопротивление. Затем он пошел навстречу. Он согласился, что, как заработает феодосийский музей А. Грина и поступят необходимые первые средства, надо назначать Нину Николаевну смотрителем и экскурсоводом в старокрымском домике-музее, который он уже сейчас несколько раз в разговоре называл вторым филиалом краеведческого музея.

Пока никому - ни слова. Потребуется, вероятно, определенное время, большие усилия. Будем верить, и драться, и искать прямую дорогу к разрешению длительной нелепости. Бродский (2) благодарит тебя за письмо. То письмо от Нины Николаевны произвело на Савву Григорьевича огромное впечатление. Думаю, он во всем сыграет большую роль.

Тебя интересует ход строительства гриновского корабля? Легки паруса, да трудно их ставить. Почти каждый день - рифы, скалы, бури - равнодушие, самолюбие бюрократов, их зависть к таланту (Бродского), отпетая ожесточенность сопротивления, полнейшая бездеятельность - и рев всей нашей гриновской команды.

Ты, наверное, знаешь, что с 20 июня (в воскресенье) приехали остальные люди-корабелы. Вся бригада теперь насчитывает 11 человек во главе с Саввой, не считая еще нас троих, а мы с Геной (3) строим вовсю - чистим дерево, крепим, забиваем. Вчера-сегодня был аврал. Рухнула часть потолка вестибюля с улицы Галерейной, где должна быть Гринландия.

Художники приехали делать «Гринландию» и до сего времени из-за срыва ремонта не могут приступить к основной работе. Сегодня я с одним художником ремонтировал потолок. Все дни велась работа вокруг сооружения носа бригантины с бушпритом и девой-сиреной. Вещь выходит капитальная, живописная. <...>

Осталось смонтировать еще левый борт, обить низ медью (бушприт и фонарь уже навешен) и смонтировать стень-штаги бушприта. Будет очень красиво. Представь: от пола до потолка нос корабля из мореных досок, через всю комнату по потолку проходит пятиметровый бушприт.

А когда-то Грин здесь обедал и просто спал. Были когда-то вещи и фантастические миражи-видения гриновские. А вот теперь они предстают конкретными, материальными и фантастическими. Бродский - бесконечный взрыв фантазий, само гриновское воображение и еще — его образы, душа и сердце. Сегодня у него родились новые гениальные мысли. Если осуществим, вернее, удастся выразить то, что видится, чувствуется, это будет необычно.

Детство Грина. Зимняя ночь. Бесконечная, снежная дорога вятская, мальчишка двухлетний лежит на санях и смотрит ввысь. А над мим вся Вселенная в звездах... И приплывает Корабль-видение, вернее, повисает перед глазами мальчишки. Мальчишки у нас нет, но есть символы-образы — деревянный условный корабль, десятки светил в лунных лучах. Вот так Бродский создает образ-чувство гриновского призыва к странствиям и мечте. Бегущая! Помоги все завершить так, как нам всем всегда снилось, грезилось. В другой комнате, где Грин становится Писателем, - десять знаков зодиака, и среди них - весь в трепете парусов чайный клипер из «Острова Рено».

Я пишу тебе сумбурно, с ходу; весь под впечатлением Саввиных фантазий и осуществленных дел. 31 июля к нам приезжает большой совет принимать четыре комнаты с интерьером и экспозицией. Остались считанные дни. Все комнаты завалены досками, картами, бумагой, экспонатами. Завтра должны доставить 400 метров сизальского каната - из самой Танганьики. Не шучу.

Вот так брат-Саша. Молись Бегущей за всех нас и за Грина. Большое дело создается.

Примечания

1. Ивановский Георгий Васильевич - начальник Крымского областного управления культуры.
2. Бродский С. Г. (1923-1982) - московский художник-архитектор, интор художественного проекта оформления музея А. С. Грина.
3. Имеется в виду экскурсовод музея Геннадий Яковлевич Шнайдер.

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)