Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Степанович Грин: взгляд из XXI века
к содержанию

М. А. Махнева
РЕАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ К РАССКАЗУ А. С. ГРИНА «ТЮРЕМНАЯ СТАРИНА»

Незабываемый подарок для АссольНеоконченный рассказ «Тюремная старина» был впервые опубликован в 1933 г. в ежемесячном журнале «Тридцать дней», № 7. Рассказ примыкает к ряду автобиографических: «Случайный доход» (1924), «По закону» (1924), «Золото и шахтеры» (1925), соприкасается с «Автобиографической повестью» и является логическим ее продолжением. В нем автор опирается на личные впечатления, связанные с жизнью в Вятке и службой в армии.

Произведение послужило отправной точкой в архивных разысканиях. В результате работы в Государственном архиве Кировской области (ГАКО) нам удалось обнаружить новые документы, относящиеся к вятскому периоду жизни А. С. Грина и раскрывающие неизвестные ранее факты его биографии. Эти сведения позволяют расширить историко-литературный комментарий к рассказу.

После скитаний по Уралу А. Гриневский вернулся на родину. «Как началась весна, лед на реке пошел, я отправился в контору судовладельца Булычева и записался матросом на баржу», — писал А. Грин в рассказе (1). Документальное подтверждение находим в «Расчетной книжке главной конторы для служащих пароходства Т. Ф. Булычева». Оказалось, что Александр поступил матросом на баржу № 8 19 апреля 1980 г. (2) Служба его закончилась через три месяца, 19 июля.

Причина увольнения в документах не указана. В рассказе А. Грин описывает столкновение героя с рыжим приказчиком, случившееся в Нижнем Новгороде.

Далее А. Грин пишет: «Меня отдали в солдаты, причем, так как я не имходил в объеме груди на четверть вершка, отложили прием на март следующего года» (3). Поскольку А. Гриневский уходил на воинную службу из Вятки, в ГАКО мы обнаружили его фамилию в «Отчёте о выполнении призыва в армию за 1901 г.» в списке лиц, подлежащих отбыванию воинской повинности. А. Грин должен был явиться на мерный призывной участок г. Вятки 1 ноября 1901 г. (4). Далее из «того же документа узнаем, что Александр состоит «под судом» и ему дана отсрочка до окончания следствия и суда.

Снова поиски в архиве, в результате которых обнаружено «Дело Интского окружного суда о Михаиле Назарьеве 20 лет, обвиняемом в краже, запасном рядовом Илье Петрове Ходыреве, 28 лет и потомственном дворянине Александре Степановиче Гриневском, 21 года, обвиняемых в сбыте краденого. 14 декабря 1901 - 4 февраля 1902 г.» на 16 листах (5).

Как выяснилось, причина армейской отсрочки была вовсе не в «узости» Сашиной грудной клетки. Документы архива опровергают сюжет автрбиографического рассказа, относя его в разряд вымысла.

Истинная история принесла немало огорчений отцу будущего писателя, привыкшего к подобного рода ЧП еще тогда, когда сын учился и школе. Но если в детстве шалости романтика были подчас безобидными, то на этот раз против Александра было возбуждено... уголовное дело.

--

31 августа 1901 г. школьный товарищ А. Грина Михаил Назарьев, служивший в городском театре, пришел на квартиру известного мецената врача В. А. Трейтера с просьбой помочь ему деньгами «на бедность». Доктор не раз помогал молодому человеку материально, иногда кормил его у себя на кухне. На этот раз Трейтер денег не дал, а предложил Назарьеву несколько билетов на бесплатные обеды в народной столовой. После чего ушел за билетами в кабинет, оставив просителя на кухне одного.

Назарьев, воспользовавшись моментом, проник в спальню к хозяйке и увидел там лежавшие на туалетном столике часы из черной стали и золотую цепочку. Схватил их, положил в карман и тотчас вернулся на кухню. Вскоре возвратился доктор с подписанными билетами. Назарьев встал перед ним на колени и стал просить денег на посещение бани, чтобы вывести вшей. Трейтер денег не дал.

Возвратившись домой, где жили его товарищи Ходырев и Гриневский, Михаил рассказал им о похищении вещей. Друзья решили «добычу» продать, а деньги прокутить. Илья Ходырев отправился к ювелиру определить стоимость золотой цепочки. Тот оценил ее в 15 руб. А продавать цепочку пошел А. Гриневский, как более прилично одетый, чтобы не возбудить подозрения, что цепочка не его. Грин продал цепочку в магазине Яковлева за 15 руб. 60 коп. Александр передал деньги Назарьеву, получив за хлопоты полтинник. А часы Михаил заложил за 60 коп, после чего вечером все они отправились «пировать в трактир».

На другой день жена В. А. Трейтера обнаружила пропажу и сообщила об этом мужу. Тот поначалу не заподозрил Назарьева, так как считал его обязанным за то, что давал денег. Через два дня хозяйка обнаружила на платье, висевшем у туалетного столика, насекомых и рассказала об этом мужу. Сопоставив факты, Василий Алексеевич заподозрил Назарьева и заявил в полицию. Михаил сознался в краже часов и цепочки и сообщил о продаже их с помощью Ходырева и Гриневского. Месяц спустя к приставу второй части г. Вятки явился с часами торговец Мухамедьяров, заявив, что часы, заложенные месяц назад юным незнакомцем, до сих пор не выкуплены.

В. А. Трейтер признал краденое. Против друзей завели уголовное дело, в котором Назарьев полностью признал себя виновным, а Ходырев и Гриневский отрицали свое участие. Во время следствия обвиняемые находились под особым надзором полиции, что и явилось на самом деле причиной отсрочки для А. Гриневского.

Суд состоялся 4 февраля 1902 г. с участием присяжных заседателей, которые всех троих оправдали. В марте А. Гриневский был направлен в 213-й Оровайский резервный пехотный батальон в г. Пензу. Так «легким испугом» окончилась эта неприятная история, которая показала, что А. Гриневский был натурой увлекающейся, однако верным товарищем. А попади А. Грин в тюрьму? Не видать бы нам, вероятно, ни «Алых парусов», ни «Блистающего мира». Кто может знать, как бы это отразилось на впечатлительной душе будущего писателя.

Примечания

1. Грин, А. Собр. соч. [Текст] : в 5 т. Т. 3/ А. Грин. - М., 1991. - С. 635.
2. ГАКО. Ф. 200. Оп. 2. Ед. хр. 356. Л. 57об.
3. Грин, А. Указ. соч. - С. 636.
4. ГАКО. Ф. 1156. Оп. 1. Ед. хр. 178. Л. 20,32.
5. ГАКО. Ф. 24. Оп. 8. Ед. хр. 6058. Л.1-16.

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)