Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Степанович Грин: взгляд из XXI века
к содержанию

Т. А. Дворецкая
ПОЛЬСКИЕ СВЯЗИ С. Е. ГРИНЕВСКОГО
начало::02::03::окончание

Ассоль и Грэй: перед первой встречейОтец писателя А. Грина Степан Евсеевич Гриневский, поляк по национальности, был сослан в Вятку за участие в восстании 1863 года. Всего вятскую ссылку отбывало около пятисот поляков. Современники вспоминали, что они держались обособленно. Во многом это была вынужденная изоляция. Местные жители не доверяли государственным преступникам, мешал и языковой барьер. Тем теснее общались поляки между собой. Эти связи сохранялись и после освобождения, когда большинство из них покинуло Вятку.

На польские связи С. Е. Гриневского указывали местные гриноведы. Е. Д. Петряев отмечал, что "Гриневские были мало связаны с вятскими обывателями. Значительно ближе им были семьи других бывших ссыльных, особенно поляков" (1). В работах Н. П. Изергиной, М. А. Махневой, А. В. Ревы, А. Кузьмина (2) называются имена Миш-товта, Рытвинского, Косицкого. Грин, как бы дополняя их, рассказывает в "Автобиографической повести" о знакомых отца - поляках, дав им вымышленные фамилии Тецкого и Ржевского. А в набросках ненаписанной "Книги воспоминаний" упомянуты "кабатчик Богданович" и Андрей Михайлович Орловский (3).

Попытаемся расширить круг польских связей отца Грина и более подробно рассказать о его польских друзьях. Это поможет понять характер и судьбу самого Степана Евсеевича, его окружение и ту обстановку, в которой рос и формировался будущий писатель.

С. Е. Гриневский приехал в Вятку 9 июля 1868 года. Спустя два года мы находим его в фотографии Рытвинского, где он служит помощником управляющего.

Минский дворянин Иван Фомич Рытвинский был сослан в Вятку в 1855 году за принадлежность к "противоправительственному заговору". Он служил здесь в канцелярии губернатора, а после освобождения от надзора — становым приставом в разных уездах Вятской губернии. В 1866 году последовал указ об увольнении с полицейских должностей лиц польского происхождения в связи с восстанием 1863 года. Несмотря на слезное письмо Рытвинского губернатору, его уволили. Он возвратился в Вятку, где и открыл фотографию. Одновременно Рытвинский служил делопроизводителем в губернском правлении, а всеми работами в фотографии занимался управляющий В. Бишевский.

Дворянин Владислав Ефимович Бишевский был двумя годами моложе Гриневского. Ученик Могилевской гимназии, он также со школьной скамьи "ушел в мятеж", был выслан в Тобольскую губернию, а затем в Вятку. Здесь он с первых дней "занимался фотографическим искусством", как сам писал. Сохранились портреты, сделанные мастером. Возможно, среди них есть та, о которой писал Грин в главе об отце в "Книге воспоминаний": "Неосуществленная невеста, ее фотография" (4). После возвращения Рытвинского на полицейскую службу Бишевский стал владельцем его фотоателье. Он жил в Вятке вместе с матерью до 1881 года, когда ему разрешено было вернуться на родину.

--

Помощником мастера вместе с Гриневским был ссыльный Игнатий Дубовик, однокашник Бишевского по Могилевской гимназии. После освобождения в 1871 году он уехал из Вятки.

Последним членом маленького коллектива был ссыльный Антон Буйневич, состоявший при ателье "в услужении" (5). Уроженец Гродненской губернии, он остался в Вятке до конца дней. Здесь он женился на своей соотечественнице Стефании Комаркович, пытался устроиться в Варшаве, но, прожив там четыре года, вернулся в Вятку, где открыл фотографию. Пути двух бывших служащих фотографии Рытвинского вновь пересекутся, когда в 1882 году Буйневич поступит надзирателем в земскую богадельню. В этом же ведомстве земских благотворительных заведений служил и Гриневский. И так же, как Гриневский, Буйневич прослужит в земстве до самой смерти. Он умер в 1918 году, пережив всех своих ссыльных друзей, оставшихся в Вятке.

С. Гриневский поступил в фотографию Рытвинского в сентябре 1870 года на место Ф. Плохецкого, которому было разрешено вернуться на родину. За работу он получал 10 рублей в месяц - заработок неплохой для ссыльного. Недаром на вопрос полицеймейстера, почему он не выехал после освобождения, Гриневский ответил: "По имении определенных занятий" (6).

Тем не менее через месяц он покидает заведение Рытвинского и уезжает к "другу Косицкому" в Сарапульский уезд на пивоваренный завод 3. Попова (7). О "друге Косицком" никаких сведений в литературе нет, кроме ссылок на архивное дело о Гриневском, где он упомянут (8). Между тем человека с такой фамилией не существовало. Произошла ошибка в написании фамилии Эразма Иосифовича Косацкого.

Виноват в этом он сам. Далеко не все поляки знали русскую грамоту, многие расписывались по-польски, а, например, ссыльный С. Адельт писал свои прошения по-французски. 24-летний Эразм Косацкий еще только осваивал язык и расписывался по-разному: и через "а", и через "и" (9). О своих успехах в языке он сообщал родным, и в первом же письме сестра отвечала, что отныне они будут писать ему не по-польски, а по-русски (10).

В официальных же документах (ведомости, списки, свидетельства, личное дело) и в письмах родных и друзей он везде назван Косацким, как и его отец Иосиф Петрович, с которым вместе они прибыли в Вятку из тобольской ссылки (11). Их переписка с родными рисует семью Косацких как очень дружную. Дети Болеслав и Юлия помогали 60-летнему отцу деньгами, часто писали, хлопотали о его освобождении.

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)