Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Грин: современный научный контекст
к содержанию

В. В. Навроцкий (Ялта)
«О пребывании М. Булгакова в Коктебеле, Мисхоре, Ялте (1925,1926 и 1927 годы) и некоторых его взаимоотношениях с С. Елпатьевским, А. Грином и семьей Габричевских-Северцовых»
начало::02::03::окончание

Иллюстрации детей к повести Алые паруса писателя ГринаЛетом 1926 года, по воспоминаниям Л. Е. Белозерской, Булгаковы по путевкам отдыхали «на даче Чичкина». Эта известная фамилия поставщика молочных продуктов ко Двору, содержавшего в Москве (да и в Ялте) магазины, упомянута в «Роковых яйцах». Но о том, где находилась в Крыму его дача, нет сведений ни в одном из дореволюционных путеводителей. С помощью старожилов, архивных поисков, страховых полисов, нам удалось ее найти и установить, что «крестьянин Чичкин» лишь арендовал дачу у княгини Долгоруковой, чем и объясняется «отсутствие купеческих выкрутасов», отмеченное Булгаковыми в ее архитектуре.

Рождество 1927 года Булгаковы встречали дома в обществе приглашенного известного армянского композитора А. Спендиарова, дочь которого, Марина, преподавала им частным образец английский.

Ранней весной 1927 года Булгаковы были приглашены на Судакскую дачу композитора, откуда на моторной лодке отплыли в Ялту. Нам удалось найти прекрасную фотографию сестер Спендиаровых, открытки их дачи в Судаке, мечети, собора в то время еще сохранившихся на побережье в Гурзуфе, мимо которых они проплывали.

Где жили Булгаковы в Крыму в 1925, 1926 годах - известно, а где они остановились, приплыв из Судака в Ялту в 1927 году? Белозерская, с трудом вспоминая, пишет: «...У знакомых М. А. ... Тихомировых - милых, гостеприимныхлюдей», кстати друзей семьи Чеховых. Эта фамилия буквально преследует Булгакова, достаточно вспомнить московское «Тихомировскос общежитие»- первый приют в 1921 году Михаила Афанасьевича и его жены Татьяны Лаппа.

--

Семейство В. И. Тихомирова и Елизаветы Тезе, француженки, содержавшей пошивочную мастерскую в Ялте, услугами которой пользовались М. П. Чехова, О. Л. Книппер, представляло интерес не только по этой причине. Оно связано с историей в стиле Михаила Афанасьевича — покупкой дачи за бриллианты, пропажей люстры и, как это часто у него бывает, с управдомом. Адрес их пансионата в Ялте мы узнали из их писем М.П.Чеховой, хранящихся в библиотеке им. Ленина (в Москве) [13.8].

Мы не спешили с публикацией этих материалов, ожидая, когда слухи о «бриллиантах» воплотятся в реальные документы. И это время настало -чеховеды Г. Шалюгин и А. Головачева опубликовали записки племянника М. П. Чеховой, С. М. Чехова с ее воспоминаниями о 1917-1926 годах жизни в Ялте, сделанных в 1947-1948 году с оговоркой о возможности публикации части из них лишь через 15 лет [14.8].

В этих необычныхзалисках речь идет о многих малоизвестных фактах, в том числе и о продаже Марией Павловной в голодном 1919 году своей мисхорской дачи «Чайка», построенной в 1916 году «В. и Л. Тихомировым за бриллианты» и другие драгоценности (на сумму в 12 000 царских рублей), о красном терроре в Ялте, Гурзуфе в 1920 году, о массовых расстрелах белых, тогда же, недалеко от Чеховского дома в Исарах, о многократных обысках на Чеховской «Белой даче», проводимых красными в поисках «оружия, золота, драгоценностей и даже украденной в порту ... бочке хамсы» и т. д.

Все это, несомненно, могло быть темой доверительных бесед Марии Павловны, ее брата Михаила Павловича с Михаилом Афанасьевичем, ставшем в этом доме близким человеком, о чем свидетельствуют и пророческие слова, оставленные писателем в ее сугубо личном дневнике, не предназначенном для посторонних «Я не умру, и вернусь в Ялту» и предшествующий дарственной надписи на «Дьяволиаде» двусмысленный эпиграф «Эту книгу не надо читать», чему строго следовала Мария Павловна все последующие годы, никому ее не показывая.

На наш взгляд, не случайно в первые дни пребывания в Ялте в 1927 году М. Булгаков в компании узкого круга близких ему людей - Михаила Павловича Чехова, его дочери, зятя и супружеской пары Тихомировых, отправляется на водопад Учан-су и в расположенные рядом Исары, где они устроили пикник. И Михаил Афанасьевич «пил», по словам свидетеля, Михаила Павловича, «с какой-то светившейся в глазах грустью», возможно, думая не только о трагических судьбах здесь расстрелянных, но и о своем брате-юнкере, будущем выдающемся ученом-микробиологе Николае, уплывшем в 1920 году из Ялты вместе со своими «однокашниками» за рубеж.

Из писем Тихомировых к Марии Павловне, мы узнаем адрес их пансионата - «Земский переулок», названом так, поскольку в нем известный доктор В.Дмитриев, преемник первого городского врача Ялты, выдающегося украинского поэта С.Руданского, построил рядом со своим домом Земскую больницу и дом для приезжих больных, в котором и мог располагаться пансионат. После ликвидации земства, переулок переименовали в «Судейский», ибо в нем же располагался и городской суд, в котором, кстати, работал К. Квитко - муж Л. Украинки, - жившие неподалеку.

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)