Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Грин: современный научный контекст
к содержанию

Н. Н. Поздняков (Винница)
«Бывают странные сближения» В. Набоков и А. Грин
начало::продолжение::окончание

По сюжету восковая кукла - девушка Коррида тайно пребывает в мире живых людей. И эта «Мертвая Жизнь» враждебна человеку. Она не любит растения. Птиц, животных, так как является «послушным рабом вещей» [9]. Как тут не вспомнить эссе Набокова «Человек и вещи» (1928), где автор рассуждает на аналогичные темы: «Человек - подобие Божие, вещь — подобие человеческое. Человек, который делает вещь своим богом, уподобляется ей» [10].

Как видим, в рассуждениях Набокова и фантазиях А. Грина опять много общего.

Возвращаясь к «Приглашению на казнь» обратим внимание, в вывихнутом Зазеркалье «люди-вещи» создали целую империю миропорядка наоборот. Знаковые эпитеты «фарфоровый», «глазированный» м-сье Пьера-палача, «кукольный румянец» Марфиньки-жены главного героя, «устарелая система морщин» директора тюрьмы и т. п. — все это не только подчеркивает степень гротеска, пародии. Но и является показательным уровнем «куколизации» этих «людей-вещей» или «живых кукол», пребывающих сознательно в состоянии жизни-игры и узаконенной фальши. Иными словами, говоря аллегорией А. Блока, эти «живые мертвецы» добровольно приняли «причастие абсурда».

Гриновские герои глазами детей

Чтобы вывести из «игры» восковую Корриду гриновский герой, мистическим образом собираясь поменять полюса «жизни» и «смерти», в кульминационный момент уговаривает девушку вместе с ним ринуться с обрыва вниз. «Вы видели лучезарный мир? - восклицает он. - Итак, бросимся туда, чтобы воскреснуть немедленно <...> истинная жизнь воспламенит только после уничтожения <...>» [11]. Как этот эпизод точно иллюстрирует понятие набоковской «потусторонности», которое «можно охарактеризовать как интуитивное прозрение трансцендентального бытия» [12].

Между прочим, нечто подобное происходит и с героем Набокова. Перестав участвовать в «комедии» казни, Цинцинат своим вопросом «зачем я тут?» меняет полюса логики «балаганного» мира абсурда. Мир таков, каким мы его делаем, достаточно пренебречь правилами игры «Зазеркалья», т. е. перейти в иное «измерение», и палачи обратятся в жалких пигмеев.

--

Их мир разрушается бунтом «свободного выбора» героя, после чего поднимается «винтовой вихрь» — символ возмездия, и вот уже кружит «пыль, тряпки, крашенные щепки, мелкие обломки позлащенного гипса...» и Цинцинат идет туда, где «стояли существа, подобные ему» [13], не принадлежащие миру «вещей». Весьма примечательно, что мотив «вихря» имеет место и в рассказе А. Грина «Загадка предвиденной смерти», обреченный Эбергаль чувствует перед смертью пробежавший «огненный вихрь» [14].

И еще несколько штрихов, роднящих в той или иной степени творчество Набокова и А. Грина. «Фантазия требуег строгости и логики», - говорил А. Грин и следовал этому правилу [15]. Набоков в своем строительстве текстов следовал этому же правилу, т. к., по его мнению, «<.. .> несомненно существует связь между литературным искусством и искусством сочинения шахматных задач» [15], а шахматы это, прежде всего, «строгость и логика».

На фразу Набокова: <«...> всегда при мне: литература. Язык и мое собственное русское детство» [17], Грин мог бы ответить: «Детское живет в человеке до седых волос» [18].

И последнее: «<...> когда сила искусства коснулась меня. То всю последующую жизнь я не изменял искусству, творчеству» [19], - говорил А. Грин. Под этими словами смог бы подписаться и Набоков. Потому что для него «искусство - это вечное чудо, чародей <...>» [20], которому он так же был верен до конца.

Примечания

1. Цит. по кн.: Ковский В. Е. Романтический мир Александра Грина.-М., 1969. -С. 102.
2. Набоков В. В.: Рго еt сопtrа. - СПб., 1997. - Т. 1. - С. 144.
3. Ковский В. Е. Мастер психологической прозы // Грин А. Психологические новеллы. -М, 1988.-С. 11.
4. Русское богагство. - 1910. - № 3. - С. 146.
5. Аверин Б. Набоков и набоковиана // Набоков В. В.: Рго еt сопtrа. - СПб., 1997.-Т. 1. - С. 858.
6. Губко Н. «... Я никогда не изменял искусству» // Грин А. С. Бегущая по волнам: Роман. Рассказы. - Л., 1980. - С. 9.
7. Грин А. С. Психологические новеллы. - М., 1988. - С. 293-294.
8. Набоков В. В. Собр. соч. в 4-х т. Т. 4. - М., 1988. - С. 146.
9. Грин А. С. Указ. соч. - С. 396.
10. Набоков В. Человек и вещи // Звезда. - 1999. - № 4. - С. 21.
11. Грин А. С. Указ. соч. - С. 411.
12. Александров В. Е. Набоков и потусторонность: метафизика, этика, эстетика. Пер. с англ. Н. А. Анастасьева. - СПб., 1999. - С. 9.
13. Набоков В. В. Собр. соч. в4-хт. Т. 4.-М, 1988.-С. 130.
14. Грин А. С. Указ. соч. - С. 180.
15. Грин Н. Н. Один день в Феодосии // Крымский архив. -1994. - № 1. - С. 53.
16. Беседа Владимира Набокова с Пьером Домергом // Звезда. - 1996. - №11.-С. 60.
17. Два интервью из сб. Strong opinion // Набоков В. В.: Рго еt сопtrа. - СПб., 1997.-Т. 1.-С. 139.
18. Цит. по: Варламова Л. М. Дом-музей А. С. Грина. - Симферополь, 1986. -С. 38.
19. Там же.
20. Набоков В. Смех и мечты // Звезда. - 1996. - № 11. 42.

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)