Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Грин: современный научный контекст
к содержанию

Я. А. Кобзев (Симферополь)
Индивидуализация речевого стиля персонажей
начало::02::03::окончание

Диалог в романтической новелле Грина выполняет весьма ответственные задачи, особенно, когда автору необходимо показать какое-либо острое сюжетное противоречие. Примером тому могут служить моменты наивысшего напряжения действия в большинстве новелл нового направления («Трагедия плоскогорья Суан», «Пролив бурь», «Зурбаганскийстрелок»,«Жизнь Гнора», «Вокруг света», «Огонь и вода» и другие). Но не только кульминационные моменты воспроизводит Грин при помощи диалога.

Художественное действие насыщено у него острыми поворотами, сценами, ситуациями. Подавляющее большинство их зафиксировано в диалоге. Реализуя антиномию, диалог также стимулирует развитие самого романтического действия.

Ассоль бежит навстречу своей детской мечте об алых парусах

Тем не менее, диалог в романтической новелле Грина на первом этапе творчества носил унифицированный характер. Все внимание художника поглощалось тогда центральным романтическим героем. «Который был тесно слит с авторским идеалом, а потому говорил преимущественно языком писателя. Сопутствующие действующие лица тоже не имели индивидуальных речевых признаков.

И только в феерии «Алые паруса» герои Грина впервые заговорили на «своем» языке, впервые заявила о себе ощутимая индивидуализация речи действующих лиц.

Феерия - первое широко развернутое романтическое полотно Грина со многими действующими лицами. Это представители разных социальных слоев и разных профессий: безликие обыватели Каперны, торговцы, прачки, кухарки, угольщики, матросы, боцманы, плотники, музыканты и так далее. Этот заметный ряд второстепенных действующих лиц призван сообщить повести достоверность, а событиям реальность и убедительность. Наряду с ними в феерии крупным планом предстают главные герои — герои ярко выраженного романтического плана: Грэй и Ассоль. По духовному складу к ним приближены сказочнее Эгль, отец и мать Ассоль - Лонгрен и Мери.

Все участники событий говорят на своем, только им присущем языке. Вот, как, к примеру, Циммер рекомендует Грэю музыкантов: «—Вот, - сказал Циммер, - это тромбон; не играет, а палит, как из пушки. Эти два безусых молодца - фанфары; как заиграют, так сейчас же хочется воевать. Затем кларнет, корнета-пистон и вторая скрипка... А вот и главный хозяин нашего веселого ремесла — Фриц, барабанщик. У барабанщиков, знаете, обычно—разочарованный вид, но этот бьет с достоинством, с увлечением. В его игре есть что-то открытое и прямое, как его палки. Так ли все сделано, Капитан Грэй?

- Изумительно, - сказал Грэй. - Всем вам отведено место в трюме, который на этот раз, значит, будет погружен разными «скрепи». «адажио» и кфортиссимо» [31, т. 3, с. 55].

В словах Циммера заметно ощутим не только речевой стиль музыканта профессионала, но и юмористический склад ума, неиссякаемый оптимизм человека, видавшего виды, прожившего трудную жизнь. В тон Циммеру окрашивается и речь Грэя, раскрывая тем самым его способность хорошо понимать и чувствовать людей.

--

Герои «Алых парусов» обретают - неповторимый речевой колорит. Так, речь Хина Меннарса, трактирщика, груба («Опять ты нагрузился, вельбот проклятый! - закричал Меннарс. - Уходи вон!»), исполнена презрения к простым людям, выдает в нем «жутюе достоинство скопидома». Хитроватый и проворный матрос Летика говорит стихами, «на что был мастер к великому восхищению команды:

- Из шнурка и деревяшки я изладил длинный хлыст и, крючок к нему приделав, испустил протяжный свист...» [31, т. 3, с. 33]. Примитивными стихами, с одной стороны, и замысловатой «прозой» («В соображении обстоятельств есть нечто располагающее...»), с другой, - он пытается замаскировать плутоватость своей натуры.

Речь погребщика Польдишока выдает в нем склонность к философскому осмыслению бытия. Он любит рассказывать родовую легенду Грэев об Аликанте выдержкой в сто лет. Его рассказ наполнялся поэтическими красками после «укрепления крана» на одной из больших бочек: «Его цвет темнее вишни, и оно не потечет из бутылки. Оно густо, как хорошие сливки. Оно заключено в бочки черного дерева, крепкого, как железо. На них двойные обручи красной меди. На обручах латинская надпись: «Меня выпьет Грэй, когда будет в раю» [31, т. 3, с. 20]. Монолог погребщика свидетельствует не только о складе ума, о доброте его души, но и о преданности своим господам, которых любит и которым верно служит всю свою долгую жизнь.

Создание синтетических обстоятельств совершается у Грина в соответствии с принципами художественной правды. Писатель стремится к достижению жизненности в обрисовке своих героев. В этом плане особенно важны для него второстепенные действующие лица. Они выписаны, как пранило, хотя и лаконично, но броско и впечатляюще. И тут главным средством изображения у Грина является речевая характеристика.

Своеобразие речевых партий этого «народонаселения» феерии состоит в том, что в них запечатлены основные черты характеров. Таков Хин Меннерс в своих двух-трех фразах. Таковы Бетси, Летика, Пантен, капитан Гоп. Облик последнего колоритно раскрывается в форме внутреннего диалога. Это воображаемый диалог старого морского волка с пай-мальчиком Грэем, которого Гоп взял на свою шхуну юнгой «из некоего злорадства» [31, т. 3, с. 27]. Гоп заранее торжествовал в ожидании того момента, когда Грэй «сломается» и явится к нему со словами: « Капитан Гоп, я ободрал локти, ползая по снастям; у меня болят бока и спина, пальцы не разгибаются, голова трещит, а ноги трясутся. Все эти мокрые канаты в два пуда на весу рук; все эти леера, ванты, брашпили, тросы, стеньги и салинги созданы на мучение моему нежному телу. Я хочу к маме».

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)