Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Грин: современный научный контекст
к содержанию

Дорошкевич В. А. (Киев)
Тайна творчества Александра Грина
начало::02::03::04::05::06::07::08::09::10::11::12::13::14::15::16::окончание

Итак, Октябрьская революция 1917 года несла с собой и разрушительную силу. Созидательная же ее сила содержалась в идее Ленина, которую он высказал в 1915 году, о том, что новое общество на коммунистических началах можно построить в одной стране, взятой отдельно от других стран, а именно и России, где для этого сложились благоприятные исторические условия. "Неравномерность экономического и политического развития, - писал И. И. Ленин, - есть безусловный закон капитализма. Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране". (О лозунге Соединенных Штагов Европы // Ленин В. И. Поли. собр. соч. - М., 1973. - Т. 26. - С. 354).

Алые паруса иллюстрация к повести-феерии Алые паруса А С Грина

Итак, возник вопрос: какой должна быть Россия в будущем как отдельно взятая страна, где построен социализм, а затем и коммунизм? Ответ мота дать не только история в лице партии большевиков, а и А. Грин, конституировавший себя в своей стране. Ведь страна А. Грина - идеальна. Идеально и будущее России. В этом они совпадают.

Страна А. Грина несет на себе черты будущего человечества еще и потому, что она лишена "родимых пятен" прошлого, поскольку воображение не знает прошлого. "В его странах, - писал А. Грин, - шествовало и звучало все, отброшенное земными условиями. Эти условия часто ставили западню-ловушку, пытаясь обмануть бледной схожестью своих порождений с тем, что пылает среди облачного пейзажа над дрянью и мусором невысоких построек..." (Грин А. Размышления над "Алыми парусами"... — С. 97).

(В дальнейшем А. Грину неоднократно ставили в упрек слова "над дрянью и мусором невысоких построек" как невнимание к протекающей жизни (К. Паустовский, А. Платонов, В. Каверин). Писатель же был прав с позиций своих творческих установок).

А. Грин получил, как художник, уникальную возможность поверить своей воображаемой страной те преобразования во имя светлого будущего, которые осуществлялись партией большевиков в любимой им России. В этой поверке, на наш взгляд, смысл слов писателя из письма М. Горькому от 29 июля 1920 года: "Все, что Вы написали на моей рукописи, принял к сведению и не согласен лишь с упреками в Аверчинкоизме, т.к. он смеется вниз, а я смеюсь вверх, но не примите это, как гордыню, а лишь как направление шеи". (Цит. по: Изергина Н. П. А. С. Грин и А. М. Горький // Кировский госуд. педагогический институт им. В. И. Ленина. Ученые записки. Кафедра литературы. -1965. — Вып. 20. - С. 94).

--

Отметим, что опыт поверки реальности художественным воображением конституировавшего себя художника уже был в мировой литерагуре. Он связан с "Божественной комедией" Данте, канонизировавшим себя в герое, имя которого "поневоле вписано в страницы" ("Чистилище", XXX, 63). Задача поемы - указать соотечественникам путь к спасению. А. Грин же канонизировал свое воображение в стране, персонифицируя себя во всех своих героях. В этой связи А. Грина и Данте Алигьери можно назвать "литературными родственниками", если воспользоваться оригинальным термином Ф. Человекова, построившего на нем критику А. Грина в 1940 году.

И настолько близкими в дуалистичности своих художественных мышлений, что можно рискнуть назвать А. Грина "русским Данте", только в прозе, не забывая его слов: "Какой-то досужий критик когда-то, не умея меня, непривычного для нашей литературы, сравнить с кем-либо из русских писателей, сравнил с Эдгаром По, объявив меня учеником его и подражателем. И по свойству ленивых умов других литературных критиков, имя Эдгара По было плотно ко мне приклеено. Я хотел бы иметь талант, равный его таланту, и силу воображения, но я не Эдгар По. Я - Грин; у меня свое лицо" (Цит. по: Воспоминания об Александре Грине ... - С., 398).

Думается, что именно с позиций поверки следует рассматривать все произведения А. Грина, созданные после событий 1917 года в России, не забывая о том, что в них решались и другие проблемы искусства, но под доминантой идеи поверки.

Рассмотрим с этой точки зрения роман "Блистающий мир" (1923). Главное в романе - смертельный конфликт между властью и творческой личностью, обладающей в чистом виде дуализмом мышления. Этот дуализм был зафиксирован символом имени творческой личности Друда - Двойная Звезда, "как приказал он обозначить себя в афише" (3,73).

Почему двойная? Потому что, Друд, творческая личность, жил как бы в двух мирах. "Мы, одинокие среда множества нам подобных, — говорил об этом девушке Тави Друд, - живем по другим законам. Час, год, пять или десять лет - не все ли равно? Ошибался и я, но научился не ошибаться. Я тебя зову, девушка, сердце родное мне, идти со мной в мир недоступный, может быть, всем. Там тихо и ослепительно. Но тяжело одному сердцу отражать блеск этот; он делается как блеск льда". (3. 210).

Об этой ослепительности дуального мира, т. е. независимого от земного, Друд, выступая в цирке, пропел короткую песню, из которой зрители разобрали слова: "Тот путь без дороги..."/ "Зовущий в блистающий мир" (3, 83). Таким образом "Блистающий мир", название романа - это название сильного, параллельного земному, мира. Людям, живущим по его законам, "суждено ...не знать ни расстояний, ни высоты (3, 211). Но они и не знают, что такое власть, которая имеет такое большое значение в земном мире. Это люди с творческим воображением, поскольку оно - "центральная часть пути" (3, 125).

Но власть знает, в чем опасность творческого воображения, когда оно грянет "в напряженно ожидающую пустоту современной души". Тогда "увлечение небывалым, — говорит министр Дауговет, - откроет шлюзы неудержимой фантазии всякого рода; легенды, поверья, слухи, предсказания и пророчества смешают все карты государственного пасьянса, имя которому Равновесие" (3,106). Чтобы сохранить Равновесие, люди с дуалистическим мышлением должны быть убиты ("Меня хотели убить" (3, 84)). И человек "Двойная Звезда" был властью уничтожен. ("Явление это подлежит карантину, быть может — уничтожению", убежден министр Доуговет (3,105)).

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)