Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Грин: современный научный контекст
к содержанию

В. К. Семибратов (Киров)
«Несомненная талантливость автора» Е. А. Колтоновская об А. С. Грине

В ряду литературных критиков начала XX столетия выделяется имя Е. Л. Колтоновской. Активно сотрудничавшей с рядом столичных и провинциальных изданий, в том числе выходившей в г. Томске газетой «Сибирская жизнь». Так, в последней в 1910 г. была опубликована статья Елены Александровны «Новая сатира», автор которой признавалась:

«Когда я читаю занимательные рассказы Грина ...я испытываю совершенно особенное, жуткое наслаждение — выше художественного и литературного, чувство, в котором гаснет всякая попытка трезвой рационалистической критики. Это подлинное ощущение современности, как бы трепета окружающей жизни... В рассказах Грина удачно обрисован модернист-горожанин с его сложной неуравновешенной психикой, пестрыми пылкими желаниями и необузданной жаждой новизны. Там целый ряд таких беспокойных граждан... Но мне всегда чудится автопортрет».

Встреча с Алыми парусами в детских иллюстрациях к повести

Показательно, что «то же чувство возбуждают» в Колтоновской «коротенькие фельетоны Чуковского», а также «сатиры Саши Черного», творчеству которого статья преимущественно и посвящена. Прочесть ее может всякий, ибо «Новая сатира» включена в книгу Е. А. Колтоновской «Критические этюды (СПб, 1912), два экземпляра которой имеются в фондах Кировской областной научной библиотеки им. А. И. Герцена.

Вятским почитателям творчества писателя-земляка этот сборник известен и по упоминанию в библиографическом указателе произведений А. С. Грина и литературыо нем, составленном Ю. В. Киркиным и выпущенным в свет издательством «Книга» в 1980 г. Правда, книга фигурирует здесь применительно к другому «этюду»: «Рассказы Грина». Первоначально напечатанному в 1911 г. На страницах петербургснэй газеты «Речь», в которой Е. А. Колтоновская с 1910 по 1917 гг. регулярно печатала свои статьи, снискав славу «суровой критикессы».

Разбирая выпущенный издательством «Земля» сборник из 11 рассказов А. С. Грина (с конкретными ссылками на «Воздушный корабль», «Рай», «Колонию Ланфиер»). Елена Александровна вновь видит в их героях «типичных горожан нашего времени, уставших от жизни и от людей, от самих себя и жаждущих забвения, временного или вечного. У них безмерные аппетиты к жизни, но мало для неё сил. Сознание собственного "я" у них ярко(е), почти преувеличенное, но они проявляют его только в погоне за наиболее острыми наслаждениями, соверничая и быстро пресыщаясь. С людьми у этих "индивидуалистов" обыкновенно "всё покончено". Остаётся или убивать себя, или бежать в пустыню... Внешность героев Грина чаще всего соответствует внутреннему содержанию...".

Присущие большинству произведений "кровавый кошмар" убийств и самоубийств, а также принимаемую их персонажами за любовь "крайне неврастеническую и импульсивную... одностороннюю, болезненную страсть" Е. А. Колтоновская объясняет тем, что "автор довольно удачно схватил некоторые черты "модернистской" психологии", столь популярной в литературе 20-го столетия. Но, "к счастью для него, - радуется за А. С. Грина его "судья", - он, по-видимому, неглубоко ею проникся. От изображаемых им "ужасов" и эксцессов веет искусственностью и надуманностью. Случается, что среди них нет-нет, да и проглянет простое. Живое любопытство автора к жизни, наблюдательность и даже юмор. Несомненно, что мы здесь имеем дело не с болезнью, не с естественным надломом творчества, как у Андреева, а только с "модой".

"Несамостоятельность" Грина, вероятно, обусловлена его литературной молодостью, - продолжает "суровая критикесса", - сказывается и в романтических сюжетах, занимательных, в духе Майн Рида и Купера. И в манере письма, довольно яркой, но тяжеловесной - во вкусе примитивного, уже отжившего импрессионизма. Форма рассказов у Грина красива и иногда любопытна. Но всё же в большей степени вычурна, чем своеобразна".

--

"Однако, - завершает Е. А. Колтоновская свой "приговор", - и сквозь сумбурный, поверхностный романтизм, и сквозь лубочные краски проглядывает несомненная талантливость автора. Чувствуется, что в нём бродит что-то своё, не находя выхода. Побольше бы ему только вдумчивости, искренности и чеховской простоты". Поистине, не тот друг, кто мёдом мажет и, читая рецензию на свои рассказы А. С. Грин вряд ли обиделся на желающего добра литературного ктирика, мнение которого учитывали такие известные писатели, как А. И. Куприн, А. Н. Толстой, Б. К. Зайцев, В. В. Вересаев...

Однако, "ко всем прислушиваясь и никого не слушая", считая, что в литературе всем хватит места и, идя совершенно оригинальным путём, создатель Гринландии продолжал исповедовать собственные эстетические принципы. В результате вошедшие в 3-й том его собрания сочинений (СПб, издательство "Прометей". 1914) новые рассказы вызвали у Е. А. Колтоновской большое разочарование. На них, по мнению критика, не стало "печати своеобразной авторской индивидуальности", что была присуща прежним произведениям А. С. Грина, которые «хоть и не отличались глубиной, заинтересовывали не только внешней занимательностью, а и психологией».

«Авторское вдохновение выдохлось, краски полиняли, — констатировала Елена Александровна в статье «Новости художественной литературы», опубликованной в 1914 г. в 3-м выпуске столичного журнала «Библиотекарь». - В большинстве рассказов монотонно Пережевываются старые сюжеты. Герой рассказов Грина все тот же будто бы утонченный неврастеник-горожанин, для которого «все пресно» и везде тесно. Но как он выродился! Это уже не философствующий «сверх-человек», тяготящийся буднями, а просто «тёмная личность», гонимая отовсюду за вульгарно-хулиганские и мошеннические проделки, нуждающаяся в укрывательстве и фиктивном паспорте». «Очевидно, — делает вывод автор, - не прошла даром для талантливого рассказчика та погоня за экзотическими темами, которым он постоянно предавался».

После столько суровой оценки составивших книгу и ставших со временем поистине знаковыми для классика отечественной литературы рассказов «Позорный столб», «Табу», «Племя Сиург», «Синий каскад Теллури», «Приключения Гинча», «Далекий путь»,«Трюм и палуба» уместно спросить: «А судьи кто?» Информацию на сей счет дает биографический словарь «Русские писателя: 1800-1917» (М., 1994), в 3-м томе которого дана пространная биография Е. А. Колтоновской. Из нее явствует, что Елена Александровна родилась в 1870 г. в Киеве в семье помощника проректора Киевского университета А. И. Сасько.

Колтоновская - ее фамилия по мужу (поэту и переводчику, справка о котором также имеется в названном томе) - окончила Киевскую женскую гимназию и историко-филологическое отделение Высших женских (Бестужевских) курсов в Санкт-Петербурге, увлекалась историей декабристского движения. Помимо «Критических этюдов», она является автором книг: «Поборница справедливости (Элиза Ожешко)» (1906), «Новая жизнь» (1910), «Женские силуэты» (1912). Ее перу принадлежит огромное число биографических статей, заметок, театральных рецензий. «Сотрудничая в изданиях разл(ичных) направлений, народнич(еский) и легально-марксистских, общедемократических) и кадетских, - пишет в словаре «Русские писатели» А. М. Грачева, К(олтнововская) отражала настроения интеллигенции умеренных полит(ических) взглядов, хранящей «культурные традиции», заветы реализма». Теперь понятно, почему в произведениях А. С. Грина, в «несомненной талантливости» которого она не сомневалась, Елене Александровне так хотелось видеть «чеховскую простоту».

-аналитика онлайн-

«После Окт(тябрьской) революции, — читаем далее, — К(олтоновская) работала нек(ото)рое время в Госиздате, читала лекции в ленингр(адском) Доме ученых им. М. Горького, была чл(еном) литературной) секции Ленингр(адского) союза писателей. В сер(едине) 20-х гг. вела переговоры с И. А. Новиковым об издании книги своих статей о рус(ской) и сов(етской)) лит(ерату)ре "На рубеже. Критич(еские) очерки сквозь призму воспоминаний". К сожалению, книга эта (а в ней наверняка не обошлось бы без А. С. Грина) к читателям не пришла, как и воспоминания о петербургской литературной жизни конца 19-го века.

Из справки о Е. А. Колтоновской таже явствует, что в 1933 году один из "героев" её статей - А. Н. Толстой - обращался к М. Горькому с ходатайством об установлении пенсии одному из старейших возделывателей литературной нивы. Возымело ли действие письмо Алексея Николаевича? М не знаем. Известно только, что умерла всеми забытая "критикесса" в конце 1952 года на своей украинской родине - в с. Беликие Будки Сумской области.

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)