Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Грин: жизнь, личность, творчество
к содержанию

Ираида Дунаевская (Рига)
О «глубокой, древней музыке ощущения полноты
жизни и совершенного спокойствия» А. С. Грина
начало::02::03::04::05::06::07::08::09::10::11::12::13::14::15::16::17::18::19::20::окончание

Сделать свое сердце «золотой» точкой, «сердечной симфонией», излучающей «странный золотой звон, тихий» ... по подобию сердца Фрези Грант, бегущей по волнам, точки «странного золотого звона», некой «кадильницы златой», значит молиться по образу молитвы Богоматери, «златой кадильницы», как на образ молитвы молящемуся. На этом у Грина строится вся православная аскетика.

Другими словами: «Дающий молитву молящемуся, (и будет всякий, кто призовет имя Господне, спасется (Иоиль 2, 32), даёт носить в душе и мысль о Боге, как нестираемую печать. Образом этой нестираемой печати является чашечка раскрывшегося цветка, как образ, сотканный из невообразимо прекрасной материи. (Как одеяние души Фрези Грант), («цветной истины в чистом виде»). Образ этой печати соотносится с печатью звуковой иконы, звучащим образом Бегущей по волнам, одеянием белого луча. Гриновские скульптуры - образы этой огненной печати. (И. К. Дунаевская. Указ, соч., стр. 300). (См. И. К. Дунаевская. Указ, соч., стр. 407 - 410).

Где же алые паруса?

Ее зримость представлена в самом описании: «Хотя свечи догорали в приделах, сообщая лиловеющими огнями лицам святых особенное выражение тайной, ушедшей в себя жизни, алтарь был освещен ярко; блестели там цветные и золотые искры сосудов; огромные, снежной белизны свечи вздымали спокойное пламя к полутьме сводов, отблеск которого золотой водой струился по потемневшим краскам образа Богоматери ...» (См. И. К. Дунаевская. Указ, соч., стр. 407-410). Грин прямо указывает и на дискос, и на евхаристическую чашу, «золотой сосуд». Так у Грина прозвучала мощь точки, мощь силы Непостижимого, вращающей «вихри золотых дисков», «все точки которых заполнены мыслящими живыми существами», золотыми лучистыми точками кружевообразных лучей, рождается образ золотых человеческих точек, отмеченных божественными искрами лучистого света, как нетленных цветов, нетленной красоты.

В концепции гриновского круга диск заполнен как живыми, так и мертвыми точками, не имеющими в себе вечной жизни. Бог хочет жить не только на небе, но и на земле, во всей созданной им Вселенной, и своим лучом готовит Себе место и человеческом сердце. Как поймать этот луч, показывает скульптура в рассказе «Победитель» и две другие его скульптуры...

--

Попутно отметим, как Грин в совершенстве владеет способностью одним предложением выразить нужный ему смысл. Св. Климент Александрийский писал, что человек, состоящий из тела и души, - это «вселенная в миниатюре», «гармоничный и мелодический священный инструмент Божий», «человек есть «прекрасный, наделенный дыханием музыкальный инструмент», сотворенный по образу Бога, то есть Логоса». Грин выразил этот смысл одной фразой «человек - это точка вселенной». У Грина само сердце человека становится наделенным дыханием, «гармоничным и мелодическим священным инструментом, сотворенным по образу Бога. (По образу Троицы). Как инструмент он его и держит. Грин исключительно глубок, краток и точен. Человеческая точка, стяжавшая в Иисусовой молитве Красоту Цветущих Лучей, становиться неуничтожимой с точки зрения неуничтожимости самой формы, как «одной из величайших форм неуничтожимого вечного бытия, является молитва». (См. Иеромонах Сафроний. Старец Силуан. Стр. 87).

В соответствии с Красотой архетипа (Креста) - Красотой имени Иисуса Христа, точкой проявленной Цветущими Лучами и человек является точкой, проявленной цветущими лучами, звучащими лучами, «странным золотым звоном». Это «совершенно отчетливая» точка, отмеченная «нестираемой печатью», лучом, раскрывшемся крестом, образом Цветущего спасения, как совершенно отчетливая мысль, (мысль есть отражение души), как совершенно отчетливая форма и есть «Блеск лучей на зыби речной», есть отражение «сверкающей душевной вибрации»).

Эта форма несет в себе печать неуничтожимости, бессмертия в Боге. (Этот смысл мы уже выявляли: совершенно отчетливой точкой лучистого света, отражающей игру белого луча в душе, «сверкающую душевную вибрацию»). В таком случае «Фанданго» и есть «сверкающая душевная вибрация». (См. И. К. Дунаевская, Указ. соч., стр. 266, 267). Сравните «корабли рейда сияли, осыпанные белыми лучистыми точками» (V, 91), имеется в виду разноцветными огнями иллюминаций. Грин всегда указывает на подобие, когда использует образы из естественного мира, из области естественных наук. Нужно всегда различать, точка не отмеченная печатью Цветущего спасения, точка жизни в себе не имеющая.

В словах: «Да здравствует ослепительное «Фанданго» звучит торжество духа, звенит истина ослепительной любви Бога к людям, и возможность ответной человеческой любви к Богу - и друг к другу в Боге. Грин сзывает людей к сотрудничеству с Богом в освящении мира, ибо человеку рано или поздно придется увидеть ослепительную тайну чистоты мироздания, предстоит войти в этот ослепительный свет, ибо предстоит встреча с Богом лицом к Лицу. (Потому что обличу тебя, представлю пред лице твое грехи твои (Пс.49, 21).

Глубоко знаменательно то, что у Грина сказано: «Не зовет, но сзывает». На зов можно отозваться, а можно и не отозваться. Ну зовет и зовет. Известна молитва блаженного Августина, когда в нем еще шла борьба между влекшей его Благодатью и греховной его природой: «Боже спаси меня, но ...не сейчас... немного подожди...». (Архиепископ Иоанн Сан-францисский. Биосфера и ноосфера. В кн.: Избранное. Стр. 456). На примере Блаженного Августина как раз видно, как не хочется торопиться. Призыв есть осуществление нашей свободы. Призыв есть поставление себя лицом к Лицу пред Призываемым, а потому и Призываемого пред собою». «Люди призваны отдавать свое бессмертное сердце Богу», - пишет Архиепископ Иоанн Сан-францисский и мы видим Грин отдает.

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)