Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Грин: жизнь, личность, творчество
к содержанию

Ираида Дунаевская (Рига)
О «глубокой, древней музыке ощущения полноты
жизни и совершенного спокойствия» А. С. Грина
начало::02::03::04::05::06::07::08::09::10::11::12::13::14::15::16::17::18::19::20::окончание

В свое время Св. Григорий Нисский писал: «Философия, проявляющая себя в мелодии, есть более глубокая тайна, чем думает об этом толпа». Попытается проследить как «мотив» и «мелодия» выражают м творчестве Грина «меру и волю Божию», как мотив «естественного закона». Напомним. Важен уже самый мотив закона, как меры (скорее внутренней, чем внешней). И одна из задач подвига - устроение души. (См. Г.В.Флоровский. Восточные Отцы Церкви V-VIII веков. Париж, 1933 г., стр. 222, 227).

«В упадочной немощи человеку было очень трудно руководится одним только этим «естественным законом». И ему был дан писанный закон, закон заповедей. По содержанию это есть тот же закон естества, но иначе выраженный и изложенный проще и понятнее, более доступный. Но именно поэтому и недостаточный. Это только прообраз - прообраз евангельского и духовного закона, который и глубже и выше естества, и непосредственно выводит человека к Богу (...). (См. И. К. Дунаевская. Указ, соч., стр. 70).

Бегущая по волнам Александра Грина детские иллюстрации

В этой работе в центре нашего внимания воплощение в творчестве Грина этого «мотива закона», по Грину, как «музыки души», как внутренней меры, - «устроения души», то есть мотива, мелодии и звука, именно в глубоком, древнем смысле, когда обретается покой и гармония всех душевных сил. (Поиском проявления смысла этой мелодии, связанного с нею звука и жеста, запечатленного в гриновских скульптуре «Бегущая по волнам» мы здесь и ограничимся). В центре нашего исследования тема струн, как тема выявления глубоких, древних корней его творчества в рамках указанной мелодической формулы. Начнем размышлять о какой мелодии, или о каком мотиве, проявляющем эту мелодию, как о тайне соединения с Богом, говорит Грин.

Наше внимание заслуживают слова героя, когда он спасся от налетающего на него колеса: «Ни одной мысли по этому поводу я в тот момент не мог отыскать в отчетливой форме; все они, крайне живые и многочисленные, напоминали перебор струн, намекающий уже на мелодию, но звучащей понятно лишь знающему мотив уху, - я же не знал мелодии». Здесь в одном предложении сразу два намека на некую мелодию. В первом случае, это мысли «в отчетливой форме», которые выражают «истинный характер внутренней сферы», мы находим в романе «Блистающий мир». «Среди мелодии этой - совершенно отчетливые мысли, подобны блеску лучей на зыби речной, - вот может быть более или менее истинный характер внутренней сферы, заглядывая в которую щурится ослепленный глаз" (III, 137 - 138), подобны «блеску красоты Его, ибо самая наивысшая Красота есть Бог».

Эти «совершенно отчетливые мысли» подобны словам из Писания, которые приводит Феодорит Кирский в следующем контексте: «сияние, источник, река, образ ипостаси, - и выражения во свете Твоем узрим свет (Псал. 56, 10). Аз и Отец едино есма (Иоанн 10, 50), и, наконец, ясно и кратко написали, что Сын единосущен Отцу, ибо все вышесказанное заключает в себе этот именно смысл». (Феодорит епископ Кипрский. Церковная история. Москва 1993 г., стр. 42). Образ «блеск лучей на зыби речной», взят из области естественного мира, из области естественных наук. Мысль есть отражение души. «Блеск лучей на зыби речной» есть отражение «сверкающей душевной вибрации».

--

Напомним, что полноту именно этого смысла, «блеск Луча божественной красоты», у Грина выразил белый луч, запечатленный как в скульптуре «Белый огонь», так и в скульптуре «Бегущая по волнам». Действие этого луча соотносится со «сверкающей душевной вибрацией" в контексте "не раз задумывались мы над вопросом, — можно ли назвать мыслями сверкающую душевную вибрацию, какая переполняет юное существо в серьезный момент жизни».

Мелодическая формула: «глубокая, древняя музыка ощущения полноты жизни и совершенного спокойствия» и соотносится с полнотой этого луча, с полнотой его смысла: «Я открыл им Имя Твое, и открою (до полноты), да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет, и Я в них (Ин, 17, 2). Полнота - Христос. Следовательно, в первом случае, мысли намекали на мелодию, связанную с красотой имени Иисуса Христа. Что же касается мотива и мелодии, то напомним, скрипач Дюпле, в рассказе «Сила непостижимого», написанного в 1918 г., «уловил мотив - неизъяснимую мелодию». Героя сопровождал «незримый оркестр, развивая бесконечные вариации некой основной мелодии, звуки которой, недоступные слуху физическому», оставляли впечатление совершеннейшей музыкальной гармонии. Древнее учение о гармонии излагает Немезий. «Творец не только соединил существование всех существ, но и приспособил их друг к другу». (Патр М. 40, 508). Гармония и связь по Немезию, музыкальные.

«Музыка эта была откровением гармонии, какой не возникало еще нигде. Ее красота ужасала сверхъестественной силой созвучий, способных казалось ад превратить в лазурь. Неохватываемое сознанием совершенство этой божественно-ликующей музыки было как чувствовал всем существом Грациан Дюпле - полным воплощением теней великого обаяния, с которым он проходил жизнь и которое являлось предположительно эхом сверкающего источника» (IV, 230)... Если музыка этой мелодии, раскрывается как красота: «ее красота ужасала сверхъестественной силой созвучий», то и смысл этой мелодии, как божественное ликование, раскрывается, как красота.

По сути дела Грин запечатлел «совершенство этой божественно-ликующей музыки» в скульптуре «Белый огонь». Чувство божественного ликования и самой основе фигуры, являющейся центром чуда и «стоящей где-то вверху, в полных, как веселый крик, лучах солнца, поднявшегося к зениту» (IV, 279).

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)