Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Грин: жизнь, личность, творчество
к содержанию

Татьяна Воронцова (Москва)
"Четвертое измерение" в идиостиле А. Грина (на примере рассказов 1923 - 1928 гг.)
начало::окончание

Каждая Ассоль ждёт своего ГрэяВ этом отрывке важно не то, что человек четвёртого измерения - игрок (это совсем не обязательно), а то, что это человек, преодолевающий связь с обычным, объяснимым, предсказуемым, способный войти в сферу чуденого.

Гениальный игрок Гнейс, придумавший систему, при которой выигрыш неизбежен, проигрывает Бутсу, который знает, что игра прекрасна только тогда, когда она полна пленительной неизвестности. И жизнь — тоже. Настоящим человеком зеленого стола, четвёртого измерения, таким образом, является не расчётливый Гнейс с острым умом и отточенной интуицией, а Бутс, не желающий вносить рациональное в сферу чудесного.

Похожий эпизод встречаем в рассказе "Серый автомобиль". Герой рассказа, Эбенезер Сидней, боящийся автомобилей и ненавидящий их за то, что они лишены подлинной жизни и создают лишь иллюзию движения (ср. с Друдом, который говорит о том, что летательный аппараты не дают возможности настоящего полёта), выигрывает у Гриньо, который уже успел прославиться и был настолько уверен в победе, что не перенёс проигрыша.

Именно этому эпизоду предшествует упоминание в тексте рассказа четвёртого измерения. Заметив, что Сидней погрузился в размышления, Ронкур, ведущий его в казино, говорит: "Прочь из четвёртого измерения!" Находясь в четвёртом измерении, Сидней рассматривает серый автомобиль и размышляет о его природе: При всем том он [автомобиль] имел до странности живой вид, даже когда стоял молча, подстерегая. С некоторого времени я начал подозревать, что его существование не так уж невинно, как полагают благодушные простаки <...>.

Сидней постепенно начинает воспринимать автомобиль уже не как бездушную машину, а как одушевлённое существо. Четвёртое измерение здесь, таким образом, становится сферой, в которой стирается грань между природным, естественным и механическим, машинным, неживым. Подумав об автомобиле как о живом, опасном существе, Сидней входит в казино и вскоре садится за зелёный стол. Возможно, Сидней, не бывший игроком, выиграл у профессионала, которому к тому же везло, именно потому, что был в четвёртом измерении, где, напомним, находится предел всем человеческим мерам, за которыми всякий расчёт неясен.

--

Сам же Эбенезер Сидней так же, как Стиль, может быть назван человеком в поисках четвёртого измерения: он стремится к чуду, у него есть изобретение, с помощью которого можно оставить искусственную жизнь, каждодневный мир, заполненный безжизненными вещами, и попасть в далёкий, чудесный мир подлинных ощущений: Задыхаясь, я тащил ее к обрыву, крича, убеждая и умоляя. - Это один момент! Один! И новая жизнь! Там твое спасение! Он похож на Друда, с той лишь разницей, что Друд показан нам как человек, действительно умеющий летать, а Эбенезер Сидней как сумасшедший, считающий, что автомобиль угрожает ему сознательно, а женщина Коррида Эль-Бассо - восковая кукла, сбежавшая из цирка.

В то же время, рассказ построен так, что читатель видит мир с точки зрения Сиднея, и Коррида с лицом воскового цвета и холодными круглыми, слегка удивлёнными глазами, действительно напоминает скорее куклу, чем живую женщину. Таким образом, в рассказе "Серый автомобиль" показано, как четвёртое измерение размывает границы между искусственным и природным, настоящим и привидевшимся в состоянии душевного расстройства. С другой стороны, нахождение в четвёртом измерении даёт возможность увидеть, что истинно, и что ложно.

Словосочетание четвёртое измерение в текстах рассказов указанного периода больше не встречается, однако есть другие лексемы, использующиеся для создани того же образа: театр, где смешиваются природа и искусственность ("Ива"), талантливая красивая картина, становящаяся проводником из близкого холодного мира в далёкий, тёплый и солнечный ("Фанданго"), лабиринт, проходя через который герой постепенно начинает воспринимать пространство с "крысиной" точки зрения ("Крысолов").

Представление о четвёртом измерении как о некоей сфере, где соединяется близкое и далёкое, логичное и необъяснимое, реальное и фантастическое - одно из ключевых в произведениях А. Грина. Соответственно, само словосочетание четвёртое измерение - важный элемент в построении и нейтрализации семантической оппозиции далёкое / близкое в идиостиле писателя.

Таким образом, анализ трёх рассказов А. Грина на предмет функционирования в них словосочетания четвёртое измерение даёт дополнительный материал для реконструкции картины мира писателя.

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)