Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Грин: жизнь, личность, творчество
к содержанию

Анатолий Фомин (Екатеринбург)
О смыслообразующем потенциале поэтонимов в рассказе А. С. Грина «Элда и Анготэя»
начало::02::03::04::05::окончание

Возвращаясь к группе слов на -лда, подчеркнём, что отсутствие соответствия между лексическими значениями указанных апеллятивов и семантикой поэтонима Элда препятствует не только привлечению их в качестве характеризующего средства, но и свободному переведению самих ассоциативных связей на уровень, контролируемый сознанием. Читатель, не имеющий установки на поиск ассоциативных связей поэтонима, вряд ли эксплицирует их в своём сознании. Скорее, эти элементы ассоциативного фона могут быть восприняты в качестве смутного, не фиксируемого сознанием ощущения и, вследствие этого, приписаны экспоненту онима, а не ассоциируемым лексемам.

В таком случае читатель, чувствуя, что имя Элда звучит «грубее», нежели оним Анготэя, что оно больше подходит вульгарной актрисе, чем утончённой девушке, которую она изображает, квалифицирует это ощущение как факт собственного индивидуального восприятия или как специфику фоносемантического облика поэтонима. Подобный ход мысли, достаточно типичный для значительного числа реципиентов, был выявлен нами в ходе опроса, посвящённого аксиологической оппозиции онимов Джесси и Моргиана в одноимённом гриновском романе (Фомин А. А. Ассоциативные связи литературного онима и аксиология художественного образа //Известия Уральского государственного университета. - 2001. № 20. - Гуманитарные науки. Вып. 4. История. Филология. Искусствоведение. - Екатеринбург, 2001. - С. 214, 216).

Чёрный флаг на алых парусах

Чтобы данные связи, конституирующие ассоциативный фон, стали более отчётливыми, читатель должен переместить фокус внимания с процессов смыслообразования на механизмы, формирующие смыслы. В сущности, это означает смену позиций: читатель должен перестать быть читателем и сделаться исследователем текста. Меняется при этом и установка, и ценностные приоритеты: получение эстетического удовольствия от текста отходит на второй план, а приоритетной становится установка на исследование его структуры.

Несколько иные механизмы использованы при формировании ассоциативного фона поэтонима Анготэя. Конечно, и здесь можно обнаружить некоторые ассоциативные связи имени с апеллятивными лексемами, обусловленные формой его экспонента. Другое дело, что данное имя отсылает при этом не к языковой системе русского языка, а к иным языкам. Так, можно ассоциативно сблизить оним с нем. Gott «бог» или греч. thea «богиня». Подобные связи в аксиологическом отношении противоположны тем, которые были рассмотрены выше; в ценностной иерархии традиционной культуры они закреплены за сферой «высокого», апеллируя к важнейшим мифологическим и религиозным концептам. Поддерживает их в тексте мотив веры в существование Анготэи: Фергюсон, «будучи нестерпимо одинок, выдумав жену, сам поверил в свою фантазию». Фотография, на которой запечатлена не то жена персонажа, не то неизвестная девушка, на которую похожа Элда, в этом смысле исполняет роль иконы, поддерживающей веру умирающего героя в своё божество.

- Парикмахерская на ул Профсоюзной находится недалеко от Черемушек. -

Есть, однако, ещё одна ассоциативная связь, весьма важная для формирования ассоциативного фона образа. Выше говорилось, что имя Анготэя воспринимается на фоне других антропонимов русского антропонимикона с финалью -тея. Одно из имён этого ряда, пожалуй наиболее известное и, во всяком случае, фиксируемое, в отличие от остальных, всеми антропонимическими словарями, - это Галатея. На наш взгляд, именно это соотнесение окказионального гриновского поэтонима с именем мифологической героини оказывает наибольшее влияние на формирование художественного образа и его аксиологию.

Данная связь складывается не только под воздействием формального сходства финалей двух имён; читатель не может не обратить внимания на то, что в тексте гриновского рассказа определённым образом транссформируются многие мотивы древнегреческого мифа о Пигмалионе и Галатее. Как и Пигмалион, Фергюсон, живя в одиночестве, «создает» свою возлюбленную, но не из слоновой кости, как древнегреческий герой, а в своём воображении. Как и Пигмалион, Фергюсон влюбляется в своё «творение».

Если объектом любовной страсти скульптора является изображение прекрасной девушки в виде статуи, то материальным воплощением воображаемой возлюбленной для гриновского персонажа становится фотография. Как и в мифе, возлюбленная героя «оживает», но не на самом деле, а благодаря актёрскому таланту Элды и, оживая, отвечает любовью на преданную любовь своего творца. По сути, вся фабула рассказа Грина построена как раз на трансформации мифологического сюжета. Поэтому особенно выразительным выглядит финал рассказа: в отличие от благополучной концовки мифа, Фергюсон-Пигмалион умирает, а Анготэя-Галатея снова становится Элдой и получает обещанное денежное вознаграждение за созданную иллюзию. Но умирает Фергюсон счастливым...

Жизнь резко расходится с мифом, а реальный мир, на минуту преобразившись в зеркале мифа, продолжает существовать по своим законам.

-00-

Ассоциативный фон поэтонима Анготэя опирается не только на языковые, но и на интертекстуальные и синтагматические связи имени, что делает его более проявленным, более ощутимым для читателя. На их совокупности основана оценка данного имени как высокого и поэтичного. Противоположность поэтонимов Элда и Анготэя в этом плане акцентируется вследствие образования ономастической оппозиции, когда за каждым ее членом закрепляется своя оценка, свой смысловой комплекс, ассоциирующийся лишь с одним из оппозитов. Будучи почти тождественными в фоносемантическом аспекте, два онима обнаруживают полную противоположность формируемых ассоциативных фонов, обусловливающих их восприятие. Тем самым имена на ономастическом уровне моделируют отношения номинируемых ими персонажей. Изумительная точность художественного приема и великолепное мастерство, которое демонстрирует писатель в споем ономастическом творчестве, не может не восхищать.

Подведем краткий итог нашего исследования. Без сомнения, онимы Элда и Анготэя в тексте рассказа являются мотивированными номинациями. Их мотивировка связана, во-первых, с фоносемантическими снойствами специально создаваемых экспонентов, а во-вторых, с организацией разнообразных ассоциативных отношений, которые обеспечивают необходимую противопоставленность поэтонимов. Каждое из имён, взаимодействуя с другими элементами текста, привносит и номинируемый образ свой неповторимый комплекс смыслов, обогащающих образную систему и способствующих становлению и развитию концептуальной сферы произведения.

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)