Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Грин: жизнь, личность, творчество
к содержанию

Валерий Калинкин, Марина Буевская (Донецк)
Гринландия Н. А. Кобзева
начало::продолжение::окончание

[Примечание: Страна "Цветущих Лучей" (к которой есть только "тот путь без дороги... <...> зовущий в блистающий мир", добраться к которой можно только по-дру-довски: "Он сделал внутреннее усилие <...> и стал удаляться. Лицо его было обращено к облачной стране, восходящей над зеленоватым утренним небом ") оказывается встроенной внутрь мира "Гринландии". Сама же "Гринландия" ясно и осязаемо земная, "шестая держава", подобно Гулливеру в стране лилипутов, "привязана" нитями онимов к миру, который знаком читателю по крайней мере наименованиями основных координат..]

...и Прекрасная Неизвестность, есть, наконец, "в небесах мыслей" Несбывшееся - "таинственный и чудный олень вечной охоты", его знаки: "Сидней", "Лондон", "Амстердам", "Тулон"... «Я был или мог быть в городах этих, - говорит Гарвей, - но имена гаваней означали для меня другой "Тулон" и вовсе не тот "Сидней", какие существовали действительно; надписи золотых букв хранили неоткрытую истину».

Исследуя координаты романтического мира писателя, овеществленный и обозначенный собственными именами хронотоп этого мира, его поэтонимосферу, мы неоднократно обращались к мыслям Н. А. Кобзева как к источнику, который не только не игнорировал поэтику имен, а последовательно осмыслял их роль в конкретно-художественном воплощении «Гринландии».

Паруса мечты у берегов романтической страны

Поскольку во время представления доклада на Гриновских чтениях возникла дискуссия, касающаяся имени страны, созданной воображением А. Грина, позволим себе одно попутное замечание. Мы приняли решение сохранять за романтическим миром Грина предложенное Корнелием Зелинским название Гринландия по двум причинам. Во-первых, отстаивавшееся нашим оппонентом название Гринленд относится лишь к одному конкретному топографическому объекту [Мальчик еще крепко сидел в опытном, видавшем виды хозяине гостиниицы, ему нравился запах трюма - сыроватый, смолистый; полусвет фонаря среди товаров и бег возбужденной мысли в раме из бортов и снастей, где-то между мысом "Монаха" и отмелями Гринленда. ("Дорога никуда", с. 77)]. одной географической точке вскользь упомянутой писателем. Во-вторых. Гринландия - это не только и не столько пространство, сколько поэтонимосфсра со множеством онимных координат (вспомним имена персонажей), среди которых "география" хоть и занимает важное ме-( го, является всего лишь частью художественного мира.

--

Описывая эволюцию Гринландии, Н. А. Кобзев отметил постоянно развивающийся характер ее "синтетической среды". От острова Рено к полуострову с колонией Ланфиер и далее к Зурбагану: «Зурбаган стал первой крупной структурной клеткой создаваемой Грином романтической модели мира. После него географический облик новой страны начал проясняться более интенсивно, обнаруживая подлинные признаки обыкновенной реальности: горы, моря, реки, проливы, озера, села, юрода, и т.д. В наличии оказались все атрибуты действительного мира.

Более того, формирующейся романтической стране нашлось место (где-то в регионах с жарким, тропическим климатом. - В.К., М.Б.) на земном шаре. От нее потянулись нити в Китай, Африку, Америку. Она становится "суверенным" государством на карте мира» [3, с. 9]. По мысли ученого, Гринландия непрерывно развивалась и преображалась. А основные черты, "прогрессирующее отчуждение от опознавательных конкретно-исторических реалий", "условно-обобщенная действительность," и т.д. проявились в ней только после Октябрьской революции. И сущности, в этом вопросе Н. А. Кобзев полемизировал с В. Е. Ковским, усматривавшим "социальный эклектизм" в гриновском мире, и не дифференцировавшим в этом плане творчество романтика до и после Октября» [3, с. 11]. Мы надеемся, что наше исследование поэтонимосферы Гринландии и её генезиса поможет решить, кто же из шаменитых гриноведов был точнее в своих выводах.

В своих реконструкциях поэтонимосферы любого художественного произведения мы всегда опираемся на так называемые семиотически-ценностные антиномии: жизнь - смерть, верх - низ, красота уродство и т.д. Они помогают яснее представить отношения между различными компонентами и единицами поэтонимосферы. Мы полагаем, что Николай Алексеевич уже тогда осознал важность этих антиномий для понимания гриновского мира. «Гриновское эстетическое преображение реальности стремится опираться на предельно обобщенные категории: добро - зло, бедность - богатство, "хозяева жизни" - обездоленные, "обездуховленная" особь - высокоодухотворённая романтическая личность и т.д.

Оперирование такого рода категориями помогало художнику освобождать свой синтетический мир от прямых конкретно-исторических и локально-бытовых ассоциаций, которые обладали способностью разрушать органичность и целостность читательского восприятия. А. Грин стремится к однородной завершенности своей эстетической конструкции. Этим, собственно, и объясняется отказ от обычных имен и общепринятых географических названий, сохранение экзотического колорита, обращение к отдельным архаическим реалиям» [3, с. 11].

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)