Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Грин: жизнь, личность, творчество
к содержанию

Валерий Калинкин, Марина Буевская (Донецк)
Гринландия Н. А. Кобзева
начало::продолжение::окончание

На Гриневских чтениях, проходивших в Феодосии в 1983 г., чтениях, которые всегда праздник, был еще и праздник литературоведов. Выход в свет в 1983 году монографии Н. А. Кобзева «Роман Александра Грина (проблематика, герой, стиль)» гриноведами был воспринят как знаменательное событие. Знаменательное, прежде всего, потому, что это было первое в советском литературоведении, да и вообще первое, фундаментальное исследование романа Грина как феномена особого рода.

А еще примечательное тем, что это была попытка человека, влюбленного в творчество Грина, "раздвинуть" тесный круг социалистических реалистов и найти достойное место оттираемому и выталкиваемому из литературного процесса писателю. Важное, наконец, с позиций литературоведения, ибо Николай Алексеевич внес определенный вклад в исследование становления жанра романа в советской литературе двадцатых годов прошлого века.

Возможно, сегодня кому-нибудь покажутся наивными и несовременными некоторые мысли исследователя, особенно те, которые подтверждали полное согласие Н. А. Кобзева с мнением других литературоведов, которые видели в генезисе романтизма Грина движение к художественным принципам писателей, воспринявших идеи социализма (М. Храпченко, В. Хрулев, и др.) и потому искали и находили специфические признаки романтического стиля в социалистическую эпоху.

Прибой у ног Ассоль. Детские иллюстрации к творчеству А. С. Грина

Вполне понятно, особенно всем тем, кто жил, учился на филологических факультетах, преподавал литературу в те далекие теперь уже годы, что и Н. А. Кобзев должен был говорить о специфических признаках "социалистического" романтического стиля. «Его (Грина. - В.К., М.Б.) идейно-художественные принципы идут навстречу действительности, и его романтизм становится все более реальным», - цитировал В. Харчева ученый. Однако определяющей линией позиции Н. А. Кобзева всё-таки была полемика. «Мы полемизируем, "писал ученый, - не только с некоторыми традиционными представлениями о романтизме писателя, но и с такими новейшими воззрениями, которые, на наш взгляд, нисколько не продвигают науку об А. Грине вперед» [3, с. 6].

В работе Н. А. Кобзева был дан всесторонний анализ романистики А. Грина. Исследователь раскрыл своеобразие связей писателя с эпохой, представил свой взгляд на эстетический идеал романтика, проследил эволюцию центрального романтического героя. Последнее, надо признать, делали и другие ученые, но Николаю Алексеевичу удилось установить принципы изображения этого характера. Кроме того, в монографии была очерчена основная проблематика и определены особенности жанра "романа Грина", его сюжетов, композиций, главных стилевых примет, осмыслены важнейшие черты творческой "романной" манеры писателя.

Мы не берем на себя смелость проводить глубокий и детальный мпторатуроведческий анализ работ Н. А. Кобзева, но хотим рассказать м тех мыслях ученого, которые определенным образом повлияли на пронодимое нами всестороннее исследование поэтонимосферы романтического мира А. Грина.

--

Несколько слов о том, что такое поэтонимосфера. Практически в побом, особенно, в крупном художественном произведении события происходят в местах, имеющих названия, а действующие лица этих Событий имеют личные имена. В ономастике - науке о собственных именах, онимах - для обозначения имен в литературных произведениях принят термин "поэтоним". А специальным образом, с художественно-эстетическими целями организованная система всех собственных имен произведения называется поэтонимосферой. Изучая поэтонимосферы конкретных произведений, мы постепенно пришли к убеждению, что в творчестве многих писателей встречается иногда несколько произведений, написанных в "границах" одной и той же поэтонимосферы.

Обнаружилось это, в первую очередь, в широких шических полотнах типа тетралогии Т. Манна «Иосиф и его братья», затем подтвердилось в циклах рассказов и, наконец, все признаки поэтонимосферы обнаружились даже в некоторых лирических циклах, например в творчестве О. Мандельштама и М. Цветаевой.

Известное всем читателям и почитателям А. Грина "единство места" в его романтических произведениях, естественно, не могло пройти мимо внимания тех, кто творчество Грина изучал и занимался этим всерьез. Именно для последних никакие крылатые фразы, посвященные Гринландии, никакие карты Гринландии не были основанием для того, чтобы сказать: «Это есть и этого достаточно!». Да, это есть, но изучено оно пока плохо.

На прошлых Гриновских чтениях в Феодосии один из авторов этого доклада признался, что даже его личная диссертация, посвященная собственным именам в творчестве А. Грина, сегодня представляется недостаточной для того, чтобы всерьез говорить о поэтонимосфере романтического мира писателя. Дело в том, что поэтонимосфера ни в коем случае не должна восприниматься как простая совокупность имен. Все имена в целом и каждое в отдельности связаны в ней сложной системой отношений, превращающих некоторое, иногда не такое уж и большое количество имен в структуру, с одной стороны, вписанную в художественное произведение, а с другой - служащую конструктивной опорой для него.

Обратим внимание на то, как функционируют и взаимодействуют в реальной жизни собственные имена различных разрядов. Вот Феодосия. Город и Имя. Город (объект) живет своими большими и малыми проблемами с 6 века до н.э., претерпел взлёты и падения, пережил восстание рабов во главе с Савмаком, разрушался гуннами, захватывался хазарами и татаро-монголами, как Феникс из пепла, возрождался и снова жил.

Сегодня несколько десятков тысяч его обитатели ищут и находят хлеб насущный, страдают от неудобств и отсутствия воды и, когда говорят кому-нибудь: "Живу в Феодосии", - имеют в виду свой дом и прилегающие к нему для удобства, море, вокзалы и магазины. Но в Феодосии жили Айвазовский и Грин, и каждый из них поделился с городом частичкой своей славы.

И поэтому слушающий феодосийца представляет город у моря, город Грина и Айвазовского. Фактически то же, в силу родства механизмов восприятия, происходит при чтении художественного произведения или при его обсуждении: "Гринландия? А!... Это откуда Ассоль и Грей?! Как же, знаю". Значит, Гринландия - это не только Лисс и Зурбаган. Это плохие и хорошие, нормальные и замечательные, отвратительные и великолепные персонажи, обитающие в разных концах страны воображения, у которой есть свой Ад и свой Рай и свое Чистилище, есть страна Цветущих Лучей...

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)