Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Грин: жизнь, личность, творчество
к содержанию

Алла Ненада (Феодосия)
Александр Грин и художник Иван Куликов
начало::продолжение::окончание

Уже из Ленинграда — 4 окт<ября> — Нина Николаевна — Куликову: "Теперь мы в Питере. Начали войну с Вольфсоном за деньги. <...> Не обижайтесь, что я пишу вместо А.С., но он все время болеет и устает, т.к. с температурой приходиться ходить. У него малярия. Если Вам что-либо и Питере нужно сделать — черкните нам сделаем. И вообще пишите. Жаль, что не увидимся нынче...". Наконец, теплое поздравительное письмо художнику — от Грина 25 января 1928 года: "Дорогой Иван Семенович! Я и Н.Н. сердечно Поздр<авляем> Вас с Рожд<еством> Христ<овым> и Нов<ым> годом. Пишите Ваши прекрасные картины с тем же успехом, как всегда, культе здоровы и благополучны!

Наша зима довольно суровая для юга, и мы топим все печи. Землетрясения больше нет. Я оканчиваю роман "Обвеваемый холм" (конечное название романа — "Джесси и Моргиана". — А.Н.) и скоро пришлю Вам своих книг штук 6. В Питере будем мы в апреле с.г. Привет! Ваши А. С. Грины".

Ассоль увидела Алые паруса

И вот — благодарное письмо из Мурома 28 марта: "Дорогой А.С.! Ваши 6 книг я получил сегодня, и шлём скорее благодарность Вам за них. Я их получил в тот момент, когда я был за приготовлением своих вещей для Москов<ской> выставки картин, имеющей быть в ЦЕКУБУ от 15 апр. и по 15 мая с.г. <...> Мы очень гордимся полученным подарком! Сегодня было у нас много знакомых, и мы хвастались Вашими книгами. Очень благодарен за автограф. <...> Надеюсь, до скорого свидания! Преданный и благодарный Вам И. Куликов".

Следующая и последняя известная нам весточка: в Муром — из Феодосии. Грин — Куликову (21 января 1929 г.): "Благодарю Вас за поздравление и сам поздравляю Вас с Новым годом. Живем тихо, никого не видим. Зима теплая. Пишу новый роман и играю на бильярде. <...>"

Александра Грина не стало 8 июля 1932 года, на 52-м году его многотрудной и замечательной жизни. Последние годы писателя, как известно, были самые трагические: безденежье, голод, тяжелейшая болезнь. И все-таки, были и счастливые минуты творческой радости: работа над неоконченным романом "Недотрога", получение авторских экземпляров последней книги - "Автобиографическая повесть". Последний месяц в Старом Крыму прошел в уютном и "солнечном домике", первом собственном владении Грина, рядом с любимой женщиной, разделявшей с ним самую драгоценную радость — сокровенную внутреннюю жизнь...

--

Художник Иван Куликов тоже рано подорвал здоровье напряженным трудом, постоянными житейскими заботами. Он ушел 15 декабря 1941 года, в 66 лет. Его поездка в Крым так и не сбылась. Не смог и Александр Грин побывать в Муроме, на родине Ивана Куликова. Домик "с окнами в сад" не дождался писателя, который знал и любил Россию, прошел по многим ее дорогам. Это единое крымско-русское пространство, которое составляло реальное жизненное поле Грина, так же, как крымские мечты художника Куликова, певца заповедной России, - волнуют тем, что эти встречи-приезды как бы и состоялись - на тонком духовном плане.

За полгода до своей кончины, 3 июня, Иван Семенович отвечает на письмо Н. Н. Грин, в котором она сообщает, что собирается сделать музей Александра Степановича в мемориальном домике в Старом Крыму.

Многоуважаемая Нина Николаевна! <...> То, о чем Вы просите, т.е. о каких-либо подсобных рисунках к портрету Александра Степановича - их у меня нет, и я их не делал. Я вспоминаю, как А.С. упорно не желал поддаваться моему гипнозу, чтобы портрет именно не удавался, и был доволен, что так и случилось. Ему нужно было достигнуть, чтобы выйти из-под воли художника, и сделать я ничего с ним не смог. Я без улыбки не могу вспомнить этот эпизод. Другое дело было с Вашим портретом. Как он старался содействовать успеху в этой работе и радовался, что портрет удался и нравился жене.

В то время, я припоминаю, жил с нами изв<естный> скульптор Н. Аронсон из Парижа и делал мне некоторые указания в тонкостях выполнения женского лица. Он мастер замечательный в этом отношении. В моих воспоминаниях Александр Степанович занимает самое светлое место. Я храню его книги с автографами и порой мы все: я, жена и дочь очень увлекаемся чтением их. Какие чудесные замки, по которым автор водит читателя, какие люди с которыми он знакомит и какие страны, где плавают его корабли, всё так интересно и сказочно!... Да, сказка человечеству нужна. <...> Это замечательно, что Вы создаете такой уголок памяти замечательно писателя русского. Я читал в газетах, что архив А.С. поступил в Госуд<арственный> Литер<атурный> музей. Все это сохранится. Все это ценно очень для нашей литературы. <...> Остаюсь душевно преданный Вам И. Куликов.

Так соединило время двух неповторимых художников. Отмеченный глубокой внутренней музыкой своих творческих образов, особой элегантностью стиля и высокой печалью поэзии, всегда запрятанной и мудром сердце, знающем, что есть красота.

Литература:

1. Грин Н. Н. Воспоминания об Александре Грине: Мемуарные очерки. Дневниковые записи. Письма. - Феодосия; М.: Издат. дом "Коктебель", 2005.
2. Беспалок Н. А. И. С. Куликов. - М.: Изобразительное искусство, 1990.
3. Российский государственный архив литературы и искусства (Москва). Ф. 127. Оп. 1.
4. Российская национальная библиотека (С.-Петербург). Ф. 404. Оп. 65.

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)