Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Современная литературная критика: статьи, очерки, исследования
Александр Грин: жизнь, личность, творчество
к содержанию

Светлана Баранова (Москва)
«Ксаверий» Александра Грина и «Голем» Густава Майринка
начало::02::03::окончание

В этом аспекте Майринк продолжает традицию немецкого романтика Эрнста-Теодора-Амадея Гофмана (1776-1822), который в рассказе «Песочный человек» (1817) изобразил куклу-автомат Олимпию, красивую и нарядную, умеющую «с величайшей беглостью» играть на фортепиано, петь, «как хрустальный колокольчик» [4.99], танцевать, чихать, зевать, ахать и молчать. Этот, по словам Майринка, «воплощенный образ лицемерной мещанской морали» [6.50], бездушный и бездуховный, создали профессор физики Спаланцини и оптик, механик и торговец Коппола, употребив науку во зло, а свои знания - для удонлетворения собственного тщеславия и материальных выгод.

В «Золотой цепи» над любовью к книгам и знаниями издеваются исключительно «свирепые чучела» [5.4], т.е. существа «големического» плана. Головокружительные события гриновского романа вырываются из чернильного «мрака» «пропахшего ужасом» [5.3] судна, а и стеной дождя и ветра окажется скрытым береговой Сигнальный Пустырь, о котором «ходила поговорка: «На пустыре и днём - ночь»» |5.48]. Это предместье гриновского Лисса напоминает пражское гетто Майринка: «Самые ловкие и опасные воры водились на Сигнальном Пустыре, там же процветали пьянство, контрабанда и шайки», Пустырь напоминал «упрямую страну дураков, где, выпячивая грудь, ходят хвастуны с ножами за пазухой» [5.48-49].

Санди Пруэлю выпадет судьба двинуться по бурному морю к «золотой сети далёких огней» [5.12], которая окажется овеянным тёмными слухами «гигантским» [5.49] дворцом «Золотая цепь», но где и ночью будет «светло, как днём» [5.14]. С прошлым дворец связывала только золотая цепь пирата Иеронима Пирона 1777 года. Нашедший её Эверест Ганувер прекратил золото в «чудо архитектуры» [5.60], с чудесами электричества, телефонов, разнообразных лифтов и движущихся стен, от чего старинные волшебники покраснели бы от стыда, что так мало придумали в своё время» [5.10].

--

Но среди «множества затейливых неожиданностей» [5.10] «неизгладимое впечатление» [5.82] произведёт на всех «странная, как сон, вещь»: «человек-автомат, игрушка в триста тысяч ценой, умеющая шкорить» [5.82], «точь-в-точь манекен из витрины», «одетый как модная картинка», с «чинным восковым лицом» [5.83]. Это изобретение продал Гануверу умирающий от голода учёный Никлас Экус, 15 лет посвятивший осуществлению своих «видений тонкостей гениального механизма» [5.84], чем разрушил свой организм и скончался после того, как разбогател.

В основу создания автомата он положил - принцип стенографии, радий, логическую систему, разработанную с помощью чувствительных цифр», как объясняет мало понимающий и пауке Ганувер, добавляя: «Чтобы вызвать слова, необходимо при обращении произносить «Ксаверий» [5.84]. Это имя образовано от греческой формы латинского имени Цезарь, ставшего в нарицательном варианте титулом римских и византийских императоров. Алексей Варламов называет Ксаверия «знаковым образом человека-манекена, который перекликается с образом Корриды Эль-Бассо из «Серого автомобиля», только Ксаверий скорее похож на современных роботов, Грином его гениальной догадкой предсказанных, и именно этот робот-пифия предрекает Гануверу скорую смерть» [1.312]. Заметим, что термин «робот» придумал чех Карел Чапек (1890-1938) в своей пьесе «К.и.К.» (1920). Но гриновский Ксаверий не механический робот, а искусственный интеллект, компьютер.

«К слову сказать, - пишет в своей книге «Русский голем» Юрий Воробьевский, - первый израильский компьютер был назван големом». «Голем - слово из иврита... Он обозначал: промежуточную фазу в сотворении Адама, которая предшествовала созданию его конечностей и вдыханию в него души,... глупца или неотесанного, необразованного человека,... куколку бабочки и даже - в военной терминологии израильской армии - мишень в форме человека. В еврейской магии и мистике големом называли также созданное человеком искусственное живое существо, имевшее человеческий облик» [2.3].

Густав Майринк в одноименном романе дал свою версию талмудического антропоида, не наделённого, однако, даром речи. Но гринов-ский Ксаверий, ведущий достаточно осмысленный диалог, хотя иногда и «неся ересь» [5.82], больше перекликается с образом бойко разглагольствующего Гомункула Иоганна Вольфганга Гёте (1749-1832) из второй части «Фауста» (1808-1832).

Коллега Фауста алхимик Вагнер, создавший Гомункула в колбе путём возгонки на огне смешения сотен веществ, составляющих человека, изрекает: «И мозг подобный, мыслящий отменно, ещё не раз мыслитель сотворит!» [3.502]. Вагнер упоён победой и восклицает: «...что считалось тайною природы Великою» и «что природа организовала, то мы умеем кристаллизовать!» Он не замечает иронии Мефистофеля, бросающего реплику: «Кто много жил, тот и видал немало: Ничто ему не ново в жизни сей, Так странствуя, встречал и я, бывало, Кристаллизованных людей» [3.502]. Эта мысль близка и А. С. Грину: его равнодушный ко всем человек-автомат на вопрос, чувствует ли он что-нибудь, отвечает: «Я, Ксаверий, ничего не чувствую, потому что ты говоришь сам с собой» [5.84].

на верх страницы - к началу раздела - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)