Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Литературная критика - Репрезентация творчества Александра Грина в СССР
к содержанию

2. Виртуальный Грин: Grinlandia. Ru (начало::окончание)

Закат над алыми парусами«Редакторская правка 2002 года», как мы назовем работу Тендоры, весьма показательна. Как видно из выделенных курсивом фрагментов, все устаревшие с политической точки зрения термины заменены более нейтральными словами: например, «социалистический строй» замен «жизнью», а фраза о том, что Грин умер на пороге социалистического общества, вообще снята – по-видимому, из соображений политической корректности.

Удивительно и то, что слово «реализм» также подверглось замене как политически одиозное: оно заменено словом «действительность». Не исключено, что сыграло роль стереотипное словосочетание «социалистический реализм», навевающее политически нежелательные ассоциации.

Однако, после «косметической обработки» статья Паустовского оказалось вполне пригодной для повторных публикаций. В XXI веке она уже дважды появилась в виртуальном пространстве, и оба раза – в изданиях, полностью или частично рассчитанных на подростковую или молодежную аудиторию. И дело здесь не только в бесспорном художественном мастерстве Паустовского – дело, по-видимому, в убедительности его слов, которым с энтузиазмом внимает молодое поколение.

Факт притягательности старых мифов подтверждает статья Александра Довбни «Капитан сочиненных морей». Пожалуй, это единственный представитель современного популярного гриноведения, опубликованный в биографическом разделе «Гринландии». В традициях современной «интимной публицистики», о которой мы писали выше, автор, основываясь на Автобиографической повести, описывает трудную гриновскую биографию, нагнетая при этом некоторую скандальность.

В этой статье наибольшего внимания заслуживает следующая деталь: описывая комнату Грина в Феодосии, Довбня почти дословно повторяет очередной советский миф о Грине, авторство которого принадлежит Юрию Олеше:

--

Его комната была выбелена известью, и в ней не было ничего, кроме кровати и стола. Был только еще один предмет… На стене комнаты - на той стене, которую, лежа в кровати, видел перед собой хозяин, был укреплен кусок корабля. Слушайте, он украсил свою комнату той деревянной статуей, которая иногда подпирает бушприт! […] На стену, где у других висит зеркало или фотографии, этот человек плеснул морем [669].

Это – отрывок из повести Олеши Ни дня без строчки, впервые опубликованный в 1956 году в альманахе Литературная Москва. Впоследствии информация о корабельной статуе повторялась в некоторых других статьях о Грине, но самую широкую популярность этой истории придал Вихров. Он упомянул деревянную фигуру в известной статье «Рыцарь мечты»:

Рассказывают, что комната в маленьком глинобитном домике на окраинной улице Старого Крыма, где Грин прожил свои последние годы, была лишена всяких украшений, Стол, стулья да белые, ослепительно сияющие на южном солнце стены. Ни ковров на них, ни картин. И только над кроватью, на которой лежал смертельно больной писатель, перед его глазами висел у притолоки потемневший от времени, изъеденный солью обломок корабля. Грин сам прибил к стене этот обломок парусника – голову деревянной статуи, что подпирает бушприт, разрезающий волны… [670]

Эту информацию никто не подвергал сомнению до 1972 года, когда отрывки из повести Олеши были объединены в одну статью и опубликованы в сборнике Воспоминания об Александре Грине, неоднократно цитируемом в первой части данной работы. Составитель сборника Владимир Сандлер, основываясь на воспоминаниях Нины Грин, снабдил пассаж Олеши комментарием: «Ничего подобного в комнате Грина не было» [671].

Однако мифотворческий импульс Олеши был сильнее фактов – возможно также, что статья Вихрова, изданная полумиллионным тиражом и неоднократно публикуемая впоследствии, осталась более известна широкой аудитории, чем комментарий Сандлера. В любом случае, этот миф жив, что подтверждает статья Довбни. Миф о корабельной фигуре возвращается к читателям и пользователям Всемирной Сети в новом веке. На сайте «Гринландия» можно прочитать следующее: «Его комнату занимали только стол, стул и кровать. А на стене, против изголовья красовалась просоленная деревянная скульптура из-под бушприта некоего парусника. Корабельная дева провожала писателя ко сну и встречала на рассвете» [672].

Все три статьи раздела «Жизнь» неуклонно следуют советскому канону репрезентации Грина. Сам раздел предваряется небольшим предисловием и служит прекрасным эпиграфом к представленным вариантам биографии Грина: «Писатель, автор знаменитой повести «Алые паруса», классик отечественной литературы». Имя Грина и название самого растиражированного в советское время, «знакового» для советской репрезентации Грина произведения по-прежнему находятся в прямой ассоциативной связи.

на верх страницык содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)