Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Литературная критика - Репрезентация творчества Александра Грина в СССР
к содержанию

11.3. Художник и его творение (начало::02::03::04::05::окончание)

Иррациональная стихия, так волновавшая самого писателя, повелевает судьбами и душами героев его произведений. Фейерверк событий и сюжетных коллизий, присущие художественному стилю Грина, основываются отнюдь не на стремлении туго закрутить фабулу (как утверждали некоторые критики 20-х - 30-х годов) – нет, череда гриновских закономерных случайностей в действительности является проявлением его жизненной философии и мировоззрения.

Грин воспринимал мир как некую амбивалентную среду, где цепь случайностей оказывается проявлением своеобразной мистической взаимосвязи между всеми вещами. Вероятно, здесь мы можем говорить о некоторых точках соприкосновения между мировосприятием Грина и более поздними философскими формулировками Хьюго вон Гофмансталь (Hugo von Hofmannsthal):

A sense of total relatedness of things, altogether different from those tightly drawn causal links by which the positivist world had held together, stimulated a search for that mystic “world of relationship” [628].

Прибытие иллюстрация к роману Грина Алые паруса

--

Мы можем допустить, что Грин в своей мировоззренческой философии интуитивно принимал за точку отсчета существование того самого мистического мира взаимозависимости, который управляет неведомыми, но определенными законами человеческой жизни. По Грину, ею руководят неожиданные, но закономерные совпадения и случайности. Мы проиллюстрируем наше утверждение цитатой из повести Алые паруса:

Так, случайно [курсив автора – Н.О.], как говорят люди, умеющие читать и писать, Грэй и Ассоль нашли друг друга утром летнего дня, полного неизбежности [629].

Ироничное упоминание о «людях, умеющих читать и писать» вызвано, скорее всего, желанием подчеркнуть самонадеянность так называемых просвещенных и постигших законы природы субъектов, которые на самом деле не догадываются о существовании мистической иррациональной силы, незримо управляющей миром. Грин не был сторонником какого-либо конкретного религиозно-мистического течения, которыми было так богато начало ХХ века, однако он остро и нервно чувствовал странное пограничье человеческого существования, признавая за миром право на необъяснимое. Посланцем этого необъяснимого в произведениях Грина и является Случай.

По природе своей карточная игра дуальна: с одной стороны она функционирует как игра, то есть как модель конфликтной ситуации [630]. С другой стороны, карты используются не только для игры, но и для гадания – то есть предсказания и определенного программирования судьбы. Как инструмент гадания карты применялись с древнейших времен: Случай, руководивший их движением, считался знаком изъявления воли богов [631]. Таким образом, карточная игра превращается в модель сражения человека с могущественной и иррациональной силой. Имя этой силе можно дать, исходя из традиционных христианско-церковных понятий. Поскольку карты являются древним инструментом гадания – способом сношения с потусторонней силой для предсказания судьбы (искушением, которому должен противостоять истинный христианин) – сила, управляющая картами, ассоциируется с инфернальным, демоническим миром. Именно древним коварством и разрушающей сущностью силы, руководящей картами, можно объяснить традиционный финал литературных сюжетов, посвященных карточной игре: смерть, безумие, катастрофа [632].

В «Сером автомобиле» карточный поединок представлен как игралище темных сил. Игра-дуэль оканчивается трагедией – роковую роль здесь играет зловещий джокер: он убивает одного игрока и преподносит другому дьявольский дар – пресловутый серый автомобиль, символ бездушия и мертвой материи.

Символическое значение джокера было, по-видимому, хорошо известно Грину: изображение шута заключало в себе особый смысл в ритуале гадания на картах таро:

The joker carried on its status from the tarot. Having no suit or number it existed in a class of its own, and symbolised fate and chance; the unforeseen, the unexpected, uncertainty and uncontrollable fate and the destiny that presides over every walk of life [633].

В «Сером автомобиле» изображение мистического шута носит явно инфернальный характер. Игрой здесь управляют темные потусторонние силы, о чем автор говорит напрямик: «Как известно, «джокер» есть карта с изображением дьявола – пятьдесят третья в колоде» [634].

Покер приобретает характер дьявольского розыгрыша: герой получает своего джокера в процессе вдохновенной игры и как бы случайно путает свои собственные карты, принимая семерку червей за десятку. Когда он обнаруживает свою ошибку, то понимает, что ему выпала необычайно счастливая карта. Однако «улыбающийся черт» (гриновское определение джокера) не преподносит бескорыстных подарков – и удачливый игрок поплатится рассудком за это нежданное могущество в игре. Серый автомобиль, предмет навязчивого страха героя рассказа, здесь обретает прямое значение подарка дьявола.

на верх страницык содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)