Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Литературная критика - Репрезентация творчества Александра Грина в СССР
к содержанию

10.2 Золотая цепь как приключенческий фильм (начало::продолжение::окончание)

Алые паруса из феерии Александра ГринаЭтот стереотипный набор авантюрного жанра дополняется социально-классовой характеристикой отца Молли: это «лавочник и ростовщик Джим Биллз», который хочет выдать свою дочь за полицейского сержанта, что «чтобы навсегда утвердить свою власть над нищим побережьем» [572].

Как уже было отмечено выше, Муратов при всяком удобном случае стремится «вестернизировать» историю Грина путем использования английских имен.

В данном случае мы имеем дело с Джимом Биллзом, который отсутствовал в романе Золотая цепь. Муратов избежал употребления имен персонажей, действительно появляющихся в романе (Лемарен, Варрен) предпочитая имена с более ярко выраженной культурно-национальной характеристикой.

После пересказа истории о романтической любви Ганувера и Молли, Муратов вводит сцену с контрабандистами (в данном случае – отрицательными персонажами, хотя в образной системе Грина контрабандисты занимают нишу положительных героев).

Контрабандисты убивают Джима Биллза и сжигают его дом. Молли и Ганувер, оставшись вдвоем, продолжают поиски сокровищ. Ганувер постоянно ныряет ко дну пролива, но трудится безрезультатно, и они с Молли терпят лишения.

Однажды Ганувер делает классическую для авантюрно-приключенческого жанра находку: вылавливает старинный пиратский сундук со скелетом внутри. После этого Ганувер теряет надежду, и тут между возлюбленными происходит весьма примечательный диалог, который можно назвать «зерном» всего фильма Муратова. Отчаявшийся Ганувер отказывается искать клад, не доверяя более старинной рукописи:

--

- Это все сказки для детей, выдумки для идиотов!
- Надо верить. Если не верить, как же нам дальше жить. Ты посмотри вокруг, что здесь – беспросветность, нищета, скука. Надо верить, верить, верить.
- Разве можно убивать себя из-за какого-то призрачного богатства?
- Из-за богатства не стоит.
- А ради чего же тогда?
- Ради мечты. Ну что за жизнь без мечты, даже если она никогда не осуществиться! Эверест, если ты меня любишь, ты должен верить, иначе какая цель нашей жизни? [573]

Этот диалог, будучи одним из немногих оригинальных фрагментов сценария, дословно не копирующих гриновский оригинал, является программным для всего фильма. Он противопоставляет богатство (клад, сокровища) мечте, утверждая, что само приключение, состояние поиска и есть главное сокровище. Состояние поиска подразумевает надежду на счастливый исход. Муратов вводит также понятие веры в счастливый исход, переводя философское содержание фильма в плоскость волшебной сказки, обязательный компонент которой – вера в счастливый конец и так называемая «эукатастрофа» [574] (Дж. Р. Р. Толкиен) финала. Вводя понятия надежды и веры в чудо, противостоящее мрачной обыденности, Муратов, казалось бы, поднимается над авантюрно-приключенческим сюжетным клише, совершая философские обобщения, близкие одновременно гриновскому мировоззрению и религиозным учениям. Стереотипная оппозиция богатство-мечта приобретает более богатые оттенки, однако Муратов недолго удерживает занятую высоту.

«История в истории» о кладоискательстве заканчивается трагически. Молли, говорившая о вере и мечте, умирает в тот самый момент, когда Ганувер наконец-то находит сокровище. Перед смертью она случайно роняет рукопись в огонь, и растаявший воск открывает слова, дающие ключ к тайне клада: перед тем, как взорвать себя, пират Пирон переплавил все свое золото в цепь. По горькой иронии, цепь уже давно лежала на берегу, но наросшие на ней водоросли скрывали золото. Чтобы еще больше заострить сюжет, Муратов вводит другого рыбака, который взял цепь на свою лодку. Между Ганувером и рыбаком завязывается драка, и когда герой наконец-то приносит цепь в хижину, он обнаруживает, что Молли умерла. В момент достижения цели движение к мечте замирает – Молли, воплощавшая веру, умирает. Вместо торжества веры, катарсиса волшебной истории создатели фильма выбирают мрачный финал, заключая долгую историю погони за сокровищами картиной смерти, уничтожения мечты.

Такой финал отчасти напоминает заключительные сцены экранизации Бегущей по волнам – однако Золотой цепи в данном случае не хватает четкости философского построения и эстетической цельности.

Режиссер слишком увлечен сюжетной, событийной стороной фильма, чтобы развивать и поддерживать заявленную концепцию. Например, он уделяет большое внимание фантастическим элементам истории. Собственно, у Грина в Золотой цепи, в отличие от других произведений, фантастический элемент как таковой отсутствует. Однако Муратов этим обстоятельством не смущается, стремясь использовать потенциал дворца Ганувера как фантастического/научно-фантастического пространства.

Дискография рок-группы Слезы. Альбомы, тексты песен, стихи, табулатуры.

на верх страницык содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)