Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Литературная критика - Репрезентация творчества Александра Грина в СССР
к содержанию

10.1. Александр Муратов: Дорога к Золотой цепи

За постановку картины взялся режиссер Александр Муратов, к тому времени более двадцати лет проработавший на киевской киностудии им. Довженко. Окончив режиссерский факультет ВГИКа в 1959 году (мастерская С. Герасимова и Т. Макаровой), Муратов дебютировал в 1961 году фильмом У крутого яра, снятой на киностудии им. Горького. Этот дебют примечателен не только тем, что состоялся одновременно с премьерой первой «оттепельной» кинопостановки Грина Алые паруса, но еще и тем, что У крутого яра стал также дебютом другого режиссера - Киры Муратовой (в ту пору супруги Александра Муратова). Сценарий фильма также был написан совместно режиссерской четой. Фильм молодых режиссеров представлял собой поэтический рассказ о деревне, отзываясь на одну из самых актуальных проблем «оттепели». Необходимо также отметить, что деревенская тема всегда являлась специфической темой украинской драматургии и литературы начиная с девятнадцатого века – таким образом супружеская чета украинцев Муратовых продолжила народническую традицию национального украинского искусства. Этой же теме был посвящен и второй совместный фильм Муратовых Наш честный хлеб (1964), озаглавленный также «деревенская хроника» [559].

Далее жизненные и творческие пути супругов разошлись. С середины 60-х годов Муратов начал постоянно работать на киевской киностудии им. Довженко. Тематика его последующих фильмов редко выходила за пределы производственно-колхозной тематики на украинском материале. Отличительной чертой его киноработ было обращение к юношеству: в 1968 году он снял детскую приключенческую киноповесть Большие хлопоты из-за маленького мальчика, действие которого происходило в современном Муратову Киеве. В фильме фигурировали не только знаменитые киевские улицы, но и разнообразные «очаги культуры», включая саму киностудию им. Довженко. В картине снялись многие известные киевские актеры и музыканты того времени, включая известного украинского композитора Владимира Губу, написавшего музыку к картине.

В 1977 году Муратов выпустил на украинские экраны (на всесоюзные экраны его фильмы выходили редко, считаясь достоянием местного масштаба) кино-дилогию Гуси-лебеди летят и Щедрый вечер по сценарию украинского драматурга и поэта Михайла Стельмаха. Эти фильмы жанрово определялись как «детская киноповесть» и, соответственно, были направлены на юношескую аудиторию. Дилогия повествовала о радостных надеждах украинского села в первые годы советской власти и представляла собой типичное кинополотно эпохи брежневского «застоя».

Детские иллюстрации по мотивам романа Алые паруса А. Грина

--

Первый отход от народно-производственной тематики Муратов совершил в 1983 году, сняв психологический детектив Гонки по вертикали по сценарию известных советских писателей-«детективщиков» братьев Аркадия и Георгия Вайнеров. Согласно статистическим данным, приведенным в книге Behind the Soviet Screen, к началу 1980-х годов детективы занимали лидирующее место по популярности среди советских зрителей. Например, в 1980 году на экранах страны демонстрировались 26 советских и 14 иностранных детективных фильмов. Общее количество билетов, проданных на сеансы кино-детективов, превышало 250 миллионов – приблизительно по одному билету на каждого мужчину, женщину и ребенка в СССР [560]. Сценарии братьев Вайнеров – профессионально связанных с деятельностью МВД - пользовались неизменным успехом. Как отмечает Василий Головской,

To supply the demand for detective films, there is another very active group of scenarists, namely those writers connected with MVD, whose jurisdiction includes the uniformed police force, prison camps, and ordinary crime in the USSR. […] The real life expertise of scenarists in this genre is taken for granted, although some Soviet film-goers might be surprised that the scenarists often really are police officials. The actual actual experience in police work contributes to the ease with which these writers create their scripts and get them approved [561].

Таким образом, снимать детективы в СССР было очень перспективно: сценарии (в особенности написанные полковниками МВД) беспрепятственно проходили цензуру, а режиссер мог рассчитывать на массовый успех без риска, что картину закроют на стадии съемки или не пропустят по окончании монтажных работ. Муратов, отвлекаясь от производственных тем в область приключенческого детективного жанра, ничем не рисковал. Картина Гонки по вертикали неоднократно демонстрировалась по каналам всесоюзного телевидения, и стала первым по-настоящему известным фильмом 48-летнего режиссера Муратова.

Этот успешный эксперимент дал Муратову определенный вкус к авантюрно-приключенческому жанру. Очевидно, опыт создания фильмов для детско-юношеской аудитории склонили режиссера к выбору романа Грина Золотая цепь. Муратов приступил к осуществлению задуманного на родной киностудии им. Довженко в 1985 году, и фильм Золотая цепь вышел в широкий прокат в 1986 году.

Как и в случае с Александром Птушко, осуществившем постановку Алых парусов в 1961 году, после многих лет работы в сталинском эстетическом стиле, гриновский материал был непривычен для Муратова. Киевский режиссер посвятил предыдущие двадцать лет своей творческой жизни созданию более или менее конъюнктурных производственных (колхозно-ориентированных) постановок, никогда не обращаясь ни к литературной классике, ни к авантюрно-романтическому жанру (исключая Гонки по вертикали, которые, впрочем, были также основаны на современном материале). Не исключено, что в поворотной политической ситуации 1985 года, в условиях первого года «перестройки», Муратов избрал путь экранизации идеологически нейтральной истории Грина как возможность собственного политического нейтралитета, вплоть до выяснения текущей конъюнктуры. И если обратиться к фильмографии Муратова после постановки Золотой цепи, эта гипотеза может быть подтверждена новыми социально-производственными и политически тенденциозными фильмами, снятыми режиссером в годы «перестройки» и независимости Украины [562].

Советуем вам www.moneyperom.ruШкола копирайтинга Виктории Фабишек. Слова, которые работают.

на верх страницык содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)