Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Литературная критика - Репрезентация творчества Александра Грина в СССР
к содержанию

3.1.3 Сказочная фантастика в русской/советской литературе: идеологический приговор
начало::окончание

Западная терпимость к «ненаучной мистике» воспринималась как манифест буржуазной склонности к мистическому, от которого всего один шаг до религиозного и ненаучного (реакционного) мировоззрения. Поскольку, по крылатому выражению Карла Маркса, религия – опиум для народа, то и фэнтези – как и направление неомифологической литературы в целом - представлялась своеобразным опиумом для читающей западной публики.

Советская критика допускала существование мистического элемента в произведениях советских авторов только в том случае, если таковой элемент служил на благо марксистской идее. Так, Гуревич упоминает «идеологическую границу», которая является намного важнее границы жанровой: «она будет определяться позицией автора: во имя чего выбрал он образы?». Лучшим примером идеологического использования мистики в советском произведении в этом контексте становится «Василий Теркин на том свете» поэта В. Твардовского [297].

Однако такие случаи «коммунистической мистики», если можно так выразиться, были единичными. Так называемая «мистичность» «Теркина» - это совершенно прозрачная метафора, не претендующая на изображение христианского потустороннего мира. Пример с поэмой Твардовского нельзя воспринимать серьезно – поскольку в ней отсутствует элемент необъяснимого, непременного атрибута мистического.

Александр Грин иллюстрация феерия Алые паруса

--

Отношение идеологии к собственно мистическому/ненаучному было резко отрицательным. Ненаучность фэнтези была очевидна – значит, этот жанр представлял угрозу для марксистской философии и рационалистического мировосприятия. Справедливости ради надо отметить, что в издании Литературный энциклопедический словарь (1987) западному жанру фэнтези давалась значительно более мягкая оценка:

Во второй половине ХХ века фантастическое начало реализуется в области научной фантастики, однако иногда оно порождает качественно новые художественные явления, например, трилогия англичанина Дж. Р. Толкьена «Властелин колец» (1954-1955), написанная в русле эпической фэнтези, романы и драмы Абэ Кобо, произведения испанских и латиноамериканских писателей (Г. Гарсия Маркес, Х. Кортасар) [298].

В этом коротком абзаце содержится целая революция в критериях советской критической оценки. Все еще утверждая элитарность научной фантастики, статья тем не менее положительно отзывается о других жанрах: фэнтези и магическом реализме [299]. Разгадка положительной оценки опального жанра фэнтези кроется в том, что автором статьи был Владимир Муравьев, один из первых переводчиков произведений Дж.Р. Р. Толкиена (J.R.R. Tolkien) на русский язык [300]. Кроме того, 1987 год – это ранний период «перестройки» (1985-1991). В то время идеологические догмы были все еще сильны, однако их уже можно было преодолеть.

Издание более ранних лет, Краткая литературная энциклопедия (1962-1978) выносит значительно более жесткий и категоричный приговор:

Мистическая фэнтэзи – современный вариант фантастики сверхъестественного и ужасного, продолжающий иррационалистические мотивы романтизма. […] В основе подобной «сказки» лежат представления мистифицированного сознания; она выражает его растерянность перед непонятной действительностью и представляет собой попытку уйти в познавательно-непродуктивную, хотя иногда талантливую игру фантастическими образами [301].

Фэнтези изображается здесь как прямой наследник готической литературы (что отчасти справедливо). Авторам фэнтези не отказывают в таланте, однако отношение к жанру резко негативное. Об этом говорит целая система знаков, принятых в советском литературоведении. Так, определение «иррационалистический» явно противостоит «рационалистическому», то есть «марксистскому». Слово «сказка» намеренно взято в кавычки, чтобы подчеркнуть маскировку опасного жанра под безобидную, идеологически безвредную народную сказку. Далее все сказано прямым текстом: «мистифицированное сознание», «растерянность», «познавательно-непродуктивная игра». Согласно марксистской теории, человек должен мыслить прежде всего рациональными категориями, отказ познать – значит отказ стать счастливым в гармонично развитом обществе. Вывод: чтение подобной литературы может повредить моральному здоровью советских граждан. Фэнтези не призывает бороться с социальными язвами – оно дает читателю литературный опиум, средство побега от действительности, «эскейп», свойственный капиталистическому обществу, но совершенно неприемлемый и не нужный обществу социалистическому.

-Источник: smartzone-

Интересно, что во времена РАППа и позже, в эпоху ждановского террора, очень похожие обвинения звучали в адрес произведений Грина: непродуктивность, мистика, игра больного воображения. Если рассматривать набор идеологических обвинений как своеобразное определение жанра, то Грина безусловно можно причислить к ветви ненаучной (сказочной, неомифологической) фантастики. Советское литературоведение должно было провести значительную работу по конструкции образа Грина как советского писателя, поэтому, как уже было сказано выше, жанровая этикетка «детская литература» (оправдывающая публикацию многих произведений, включая, например, Хоббит Толкиена) оправдывало многие идеологически неприемлемые черты гриновской прозы. Отказ рационально постичь природу вещей, концептуальный антисциентический дискурс Грина, приближающий писателя к жанру фэнтези, либо игнорировался, либо маскировался советской критикой. Фантастика Грина, принципиально ненаучная в своей основе, в системе советской культуры оказалась в одном ряду с научно-популярными произведениями и книгами для детей.

на верх страницык содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)