Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Литературная критика - Репрезентация творчества Александра Грина в СССР
к содержанию

3.1.1. Апологетика научной фантастики (начало::продолжение::окончание)

Таким образом, показателем приемлемости или неприемлемости фантастического романа для советской литературы являлось отношение к марксизму. После того, как в советскую культуру вошел термин «социалистический реализм» (1934), к фантастическим произведениям стали предъявляется еще более жесткие требования. Помимо позитивистской (научно-популярной) основы, произведение должно было демонстрировать классовую борьбу (или мотивировку отсутствия таковой в обществе грядущего коммунизма). Чаще всего Земля представлялась царством победившего коммунизма, а поле для классовой борьбы представляли собой другие, более отсталые планеты. Во многих случаях фантастика содержала также элемент аллегории или сатиры на капиталистическое общество, что делало определение «научной фантастики» условным:

Александр Грин иллюстрация феерия Алые парусаДеформированность научно-фантастического элемента определялась «многоступенчатостью» сатирико-пародийной задачи. В крайних формах гротеска, в которых изображались империалисты, военщина, шпионы и авантюристы, фантастика и не могла не быть столь же условной. Но одновременно жанр включал и литературную пародию на западный и отечественный литературный роман [245].

К тридцатым годам марксистская научная фантастика стала основной и практически единственной разновидностью фантастики в советской литературе. Можно сказать, что научная фантастика стала «государственным» жанром, идеологическим рупором страны на популярном уровне.

Научная фантастика вытеснила собой все остальные фантастические жанры. Она прочно утвердилась в сфере детской литературы, и многочисленные литературные справочники и руководства подчеркивали ее неоценимое «воспитательное значение» [246].

Было официально заявлено, что советская научная фантастика «утверждает идеи социалистического гуманизма и пролетарского интернационализма, исполнены оптимистической веры в светлое будущее человека» [247].

На этом фоне очень показательна судьба сказочного жанра в СССР. Вскоре после революции классический жанр сказки был практически репрессирован. Особенным гонениям подверглась волшебная сказка, поскольку в самом определении «волшебная» уже заключался намек на нечто иррациональное, необъяснимое, ненаучное.

В первые послереволюционные годы, когда страна вышла из комы гражданской войны, новая идеология потребовала совершенно новой литературы – в первую очередь, детской. Советская детская книга должна была сформировать нового советского человека. Это означало, что «старая» детская книга – традиционная сказка – не должна была более смущать умы будущих коммунистов.

--

В итоге традиционное сознание и традиционные сказки решительно изгонялись из жизни. Взамен сказки поощрялся и насаждался новый лирический герой эпохи индустриализации […] Производственно-индустриальные книжки должны были заменить старозаветные сказки [248].

Вся предыдущая детская литература – и, в основном, волшебная сказка, как носитель религиозного и идеалистического мировоззрения – названа была «буржуазной». Другие виды сказки – бытовая сказка [249], сказка о животных – считались более подходящими спутниками социалистического детства.

Спешно предпринимались попытки создать новую форму советской сказки на основе бытовой сказки и научной фантастики – писать нужно было реалистические произведения из жизни юных пионеров, или о героизме гражданской войны. Традиционная волшебная сказка была недоступна даже для самых маленьких читателей – с тем, чтобы ложные магические образы не сформировали «неправильного» идеалистического мировосприятия, от которого только один шаг до религиозного заблуждения.

The materialistic, “proletarian” approach of educators setting up the new educational system consisted chiefly of the rooting out of the idealistic point of view, the battle against mysticism its manifestations, the discarding of the entire age-old arsenal of “bourgeois” prejudices, sentimentality, and fairy-tales … The question of fairy-tales for the pre-school child is not only debatable one, but has a tendency to be settled in the negative [since] the connection between thought and reality must never be broken [250].

Таким образом, молодое советское общество намеревалось вырастить новых граждан. Предполагалось, что у этих новых граждан должна быть совершенно новая психология, не допускающая отрыва мысли от реальности. Иными словами, физиологическая способность к фантазии должна была атрофироваться сама собой, если детей с малолетства отучить фантазировать. И если не поощрять их фантазии волшебными сказками и фантастикой, не подкрепленной научными доказательствами [251].

-По материалам: BigBucks-

Государство, ставившее подобные эксперименты на своих гражданах, намеревалось создать тип идеального марксиста – по сути, выражение «идеальный марксистский механизм» звучит даже более убедительно. Предполагалось, что будущий человек будет функционировать также слаженно, как автомат. Любопытно, что при этом пропагандисты этого нового педагогического направления ставили знак равенства между словом «автомат» и «природа», трактуя слово «христианство» как помеху превращения человека в гармоничный механизм:

Механизация социальной жизни, успехи естествознания и техники, распространение и укрепление в массах естественнонаучного мировоззрения в связи с прогрессивной дехристианизацией общества и освобождение умов от схоластических бредней постепенно сблизят человека с природой. Более совершенный индивид будущего высококультурного общества будет чувствовать себя одним из необходимых звеньев и двигателей организованной им природы и сам будет автоматичен, как природа [252].

на верх страницык содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)