Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Литературная критика - Репрезентация творчества Александра Грина в СССР
к содержанию

2.1. Формирование «культа Грина»

Подобной популярности, какая пришла к писателю в годы «оттепели», Грин никогда не знал при жизни. Он, стоически выдержавший годы изоляции и полного общественного неприятия, был теперь подвергнут испытанию посмертной славой.

В 1960 году Грину исполнилось бы 80 лет. По случаю юбилея в прессе появилось большое количество статей о писателе, произведены были первые серьезные попытки восстановить биографию Грина. Однако тут же открылась и обратная сторона медали: слава Грина была частично сконструирована «сверху», и его образ должен был соответствовать определенным идеологическим нормам. Начался процесс создания системы политических мифов о Грине.

В это же время стихийно начали возникать неформальные группы поклонников гриновского творчества. Это движение «снизу» постепенно переросло в настоящий культ Грина.

Пик культа пришелся на 1965 год, когда страна праздновала 85-летие писателя. В день рождения Грина (23 августа) активисты неофициального гриновского движения устроили слет «всех романтиков Советского Союза» [172]. В Старый Крым прибыло более двух тысяч человек – гораздо больше посетителей, чем мог разместить небольшой городок. День, полный официальных и неофициальных мероприятий закончился факельным шествием пионеров из лагеря «Артек». Процессия остановилась у калитки домика Грина и торжественно проскандировала: «Слава Грину! Слава Нине Николаевне!» [173].

Тем же летом в июле в Крым приехала группа старшеклассников из ленинградского клуба «Алые паруса». У подножья Кара-Дага в Коктебеле они разбили палаточный городок, назвав его «Зурбаган», по имени одного из городов Грина. В палаточном Зурбагане были улицы и площади, носящие гриновские названия. Юные поклонники писателя на специальном катере привезли в свой Зурбаган хранительницу неофициального домика-музея Грина Нину Грин (которой в то время был 71 год), отдав ей церемониальные почести. Подростки пели песни на слова Грина и на собственные слова - о самом Грине. Музыка и стихи были собственного сочинения, навеянные творчеством писателя.

Как уже отмечалось в моем предыдущем исследовании, Вадим Ковский, приезжавший в Старый Крым в 1965 году, был поражен «обилием машин, автобусов, экскурсионных групп и «дикарей», осаждавших домик Грина и запрудивших улочку Либкнехта» [174]. Тот факт, что вплоть до смерти Нины Николаевны Грин дому Грина официально не был присвоен статус литературного музея, только подогревал энтузиазм гриновских поклонников, в основной массе своей – молодежи.

Вечерами молодежь жгла костры на взгорье над кладбищем, где похоронен Грин, воздвигала пирамиду из камней, требуя, чтобы именно здесь был поставлен ему памятник [175].

Александр Грин иллюстрация феерия Алые паруса

--

«Гриновцы»-паломники клали под насыпной курган записки, адресованные персонажам произведений писателя, а пионеры украшали монумент красными галстуками. Количество «паломников», посещавших неофициальный музей Грина, делало этот дом одним из самых популярных музеев СССР [176].

Мощный культ Грина, приняв форму культурного и социального феномена, вызвал тревогу со стороны сотрудников КГБ. В 1966 году серьезно обсуждался вопрос о перенесении праха Грина из Старого Крыма (центра активности «гриновцев») в Феодосию, о создании официального дома-музея там же, в Феодосии, подальше от неформального музея, созданного Ниной Грин. Однако гриновцы были настойчивы. Они продолжали поднимать алый парус в день рождения Грина - с 1967 года это стало традицией [177].

Но через некоторое время власти все-таки добились своего. Случилось это в расцвет брежневской эпохи. По горькой иронии судьбы, к 100-летию Грина, в 1980, власти окончательно демонтировали Алый Парус, установленный поклонниками Грина возле мемориального кургана у могилы писателя. Парус перенесли на противоположную сторону города. Сам курган был через некоторое время разобран: камни были разбросаны. Орган идеологического контроля сделал все возможное, чтобы «культ Грина» остался в официальных, строго контролируемых рамках.

Как уже отмечалось в моем последнем исследовании, имя Грина и названия его произведений в контексте романтической культуры 60-х годов приобрели знаковый смысл [178]. Например, молодежный раздел газеты Комсомольская правда был назван «Алый парус», а роман Грина Дорога никуда стал одной из самых популярных книг того времени [179]. К имени и творчеству Грина обращались многие поэты, которых принято называть «шестидесятниками»: Е. Евтушенко, В. Драгунский, М. Анчаров, Новелла Матвеева и другие.

В 1965 году вышло шеститомное издание произведений Грина, тираж которого достигал полумиллиона. По свидетельствам очевидцев, оно было в буквальном смысле сметено с книжных прилавков. Когда в продажу поступал новый том издания, его появление сопровождали длинные очереди перед книжными магазинами. Грин стал не просто любимым писателем, он стал модным автором. Иметь его книгу в домашней библиотеке стало делом престижа. Более того, Грин стал дефицитом.

Книги Грина включены были в перечень наиболее дефицитных книг в знаменитых «Букинистах». К примеру, в известной «Пушкинской Лавке» на Кузнецком мосту в Москве Грин входил в список 34-х наиболее востребованных русских и западных авторов – причем его ближайшими соседями оказались Бальзак, Марк Твен, Майн Рид, Достоевский и даже Шекспир [180].

Гриновский «бум» дал импульс к созданию исследовательских монографий, посвященных творчеству Грина. Первой такой монографией – и едва ли не лучшей гриноведческой работой на несколько десятилетий вперед – стала работа Вадима Ковского Романтический мир Александра Грина, изданная большим тиражом в 1969 году. В начале своего исследования Ковский нашел силы констатировать факт, что «были, однако, периоды, когда книги Грина либо не издавались совсем, либо содержали стереотипный и весьма ограниченный набор произведений» [181].

Автор, конечно, не мог открыто писать о существовавшем и существующим (на момент написания монографии) давлении советской идеологии на критерии общественной и литературоведческой оценки, но, тем не менее, брал смелость отметить, что «колебания критических оценок не были хаотическими или чисто вкусовыми, но подчинялись определенной логике событий, не утратившей своей потенциальной силы и в настоящее время» [182].

Виртуальная галерея живописи на Art-Assorty - Константин Маковский картины. Великие русские художники онлайн.

на верх страницык содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)