Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Литературная критика - Репрезентация творчества Александра Грина в СССР
к содержанию

1.1. «Критическая репрессия» Грина

Середина 20-х годов ознаменовалась началом кипучей деятельности Российской Ассоциации Пролетарских Писателей (РАПП). Необходимо пояснить, что этот орган являлся своеобразной литературной инквизицией, облеченной властью чинить критическую расправу над писателями и их произведениями с пролетарской точки зрения. Быть писателем и не состоять в коммунистической партии становилось все труднее – «попутчиков» сбрасывали прямо на ходу одного за другим. Вскоре РАПП вытеснил собой практически все другие независимые писательские объединения. По меткому выражению Катерины Кларк (Katerina Clark), РАПП уподобился чудовищу, пожирающему независимые писательские объединения:

Александр Грин иллюстрация феерия Алые парусаThe most powerful and militant group in this “proletarian” literature became a sort of monster that seemed to be swallowing the small independent writers’ organizations one by one [121].

Судьба Грина в эпоху культурной инквизиции была подробно рассмотрена в моей предыдущей работе [122]. Поэтому ниже будет приведен лишь краткий обзор событий [123], повлиявших на писательскую судьбу и официальную репрезентацию произведений Грина в советской культуре вплоть до смерти Сталина.

Многие критики середины 20-х годов, признавая законченное мастерство писателя и отмечая свойственный Грину тонкий психологический анализ [124], все же не давали позитивной оценки идеологическому направлению гриновского творчества.

Все достоинства прозы Грина перечеркивались «буржуазной сущностью» работ писателя. Под буржуазной сущностью подразумевался такой расхожий набор идеологических упреков как отсутствие оптимизма, непричастность героев к классовой борьбе, проявление болезненного внутреннего самоанализа и так далее.

Подобный подход к рассмотрению гриновского творчества был симптоматичным. Он ставил диагноз заболеванию эпохи, имя которому было – зарождающийся и развивающийся тоталитаризм. Кларк определяет этот исторический период развития советской литературы как «культурную революцию», произошедшую в период первой пятилетки 1927-1932 годов [125]. Состояние «культурной революции», называемой также «культурным сталинизмом» (“Cultural Stalinism”) [126] неизбежно привело страну к состоянию культурного монологизма - государственного диктата художественных норм [127]. Монологизм отрицал возможность диалога художника как с самим собой, так и с властью.

В контексте этой ситуации становится понятным, насколько опасным было положение Грина – ведь даже имена собственные в его произведениях звучат не по-русски, рождая подсознательные ассоциации с мелодикой имен антагонистичного капиталистического Запада [128]. Приговор Грина гласил, что «буржуазная сущность его работ не подлежит сомнению» и что он «является апологетом мистики и асоциальности», подобные книги «не нужны советскому читателю» [129].

1930 год стал поворотным годом для советской литературы, культуры и общества. К этому времени были окончательно сформированы черты сталинского монологизма как формы общественного существования. Было провозглашено, что в марксистском обществе литературная деятельность должна диктоваться и направляться Партией, как главным рулевым. Направление психологического реализма, которое продолжало активно развиваться во второй половине 20-х годов в советской литературе, было признано тупиковой ветвью развития марксистской литературы.

[…] psychological realism – the examination of individual experience – would eventually give way to revolutionary romanticism and the cult of positive hero. The main ingredients of literary Stalinism, including the direct intervention of Stalin himself, are clearly present in 1930 […] [130]

--

К 1930 году Грин попадает в ситуацию общественной изоляции. Как профессиональный писатель, он оказывается неспособным зарабатывать на жизнь. Подверженный невыносимому моральному и материальному давлению, Грин тяжело заболел и умер в 1932 году в городке Старый Крым, оставив после себя несколько незаконченных работ.

Смерть Грина почти совпала с ликвидацией РАППа. На смену Ассоциации Пролетарских Писателей пришел Союз Писателей – орган, целиком контролируемый властью Сталина. В 1934 году, через два года после смерти Грина, на съезде Союза писателей был провозглашен официальный термин для определения пролетарской литературы - «социалистический реализм» [131], основные установки которого сформировались во времена насаждения РАППом пролетарского искусства, начиная с 1927 года. Съезд 1934 года запомнился своей трагической напряженностью – в частности, выступлениями опальных писателей Бабеля, Пастернака и Олеши. Самым драматичным было выступление Юрия Олеши: по сути, это был крик души художника, чье поэтическое видение мира было близко гриновскому.

Yuriy Olesha made one of the most moving speeches of the Congress, embarrassingly frank, even abject, in its presentation of his personal and artistic problems. He spoke of ‘my sense of beauty, of elegance, of nobility, of my entire vision of the world – from my view of dandelion, of a hand, of banisters, of a leap – to the most complex psychological conceptions…’ [132]

После памятного выступления на Съезде писательская карьера Олеши была закончена. Он не был физически репрессирован, но был морально уничтожен. Все же процесс реорганизации государственного органа контроля над литературой – переход от РАППа к Союзу писателей – имел и позитивные стороны. Жесткая хватка РАППа ослабела, и этим воспользовались коллеги покойного Грина, чтобы просить о пересмотре оценки гриновских произведений и смягчении идеологического приговора творческому наследию писателя.

В 1933 году известные советские писатели [133], в число которых входил и Юрий Олеша, выступили с открытым письмом в издательство «Советская литература» с просьбой издать новый сборник произведений писателя [134]. Эта акция была воспринята позитивно, и в 1934 году был издан новый сборник Грина Фантастические новеллы [135] с вступительной статьей Корнелия Зелинского «Жизнь и творчество А. С. Грина». Это издание особенно памятно тем, что автор статьи впервые употребил слово «Гринландия» и описал подробности литературной страны, созданной Грином [136].

Однако необходимо отметить, что несмотря на название Фантастические новеллы в этот сборник вошли только безвредные с идеологической точки зрения рассказы с минимальным использованием фантастического элемента – за исключением, разве что, «Крысолова». Рассказ «Фанданго», например, был отвергнут редактором сборника Николаем Тихоновым. В своем письме к вдове писателя Нине Грин Тихонов объяснял: «Фанданго» – блестящий рассказ, но он носит отблеск тех настроений и впечатлений 1919-1921 г.г., которые сегодня очень странно выглядят – политически тоже. Тень от него, как наиболее бытового, то есть наиболее проясненного, что ли, падала бы на всю книгу, неверно ее окрашивая. [137]

События, произошедшие на съезде Союза писателей в 1934 году, также повлияли на восприятие нового гриновского сборника. Реакция критики была далека от восторженной. Так, в журнале Художественная литература критик А. Роскин утверждал, что работы Грина являются эстетскими [138] и содержат скрытое неприятие советской действительности [139].

В 1939 году развернулись массовые преследования всех, кто когда-либо был причастен к партии эсеров. Как известно, Грин состоял в этой партии с 1903 по 1906 год. Писатель не дожил до «охоты на эсеров» сталинских лет – возможно, он стал бы жертвой репрессий в 1939-м. Поскольку физически Грина уже нельзя было уничтожить, репрессии коснулись его литературного наследия.

на верх страницык содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)