Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Литературная критика - Репрезентация творчества Александра Грина в СССР
к содержанию

4.1. Краткая библиография русскоязычных литературоведческих работ

Можно сказать, что в России начало гриноведения было положено еще при жизни Грина в 1910 году знаменитым литературным критиком Горнфельдом. Именно тогда в журнале Русское богатство был опубликован серьезный критический отзыв на ранние рассказы Грина [61]. Позднее о произведениях Грина писали - на уровне журнальных публикаций, вступительных статей и послесловий к сборникам - многие литературные критики и писатели. В их числе – К. Зелинский, В. Сандлер, Ю. Олеша, Л. Борисов, К. Паустовский, В. Шкловский и другие. Однако в период 30-х – 50-х годов, когда страна переживала трагедию сталинского террора, Грин был неудобным, редко цитируемым автором. В этот период не было написано ни одной монографии, посвященной творчеству писателя.

Статья Марка Щеглова «Корабли Александра Грина» [62], опубликованная в 1956 году, открыла новый этап в изучении творчества писателя. Однако необходимо отметить, что советское гриноведение 60-х – 80-х годов по-прежнему находилось под идеологическим воздействием, диктовавшем особую точку зрения и критерии оценки. О Грине заговорили, он стал предметом серьезного критического анализа, однако этот анализ не мог быть объективным. Литературоведы должны были создавать и сохранять определенные идеологические шаблоны, рассматривая произведения Грина как литературу для детей и юношества. Лишь немногие критики в этих условиях смогли преодолеть это неписаное правило.

Таким исключением из правил можно считать первую крупную монографию Романтический мир Александра Грина, написанную Ковским на основе его кандидатской диссертации. Эта монография, изданная в 1969 году, стала своеобразной точкой отсчета литературной науки о Грине.

В следующем 1970 году за монографией Ковского последовала монография Е. Прохорова Александр Грин [63]. Она представляла собой как бы противоположный полюс гриноведения. Книга была посвящена не столько анализу гриновских текстов, сколько пересказу биографии писателя. Прохоров прежде всего пытался оправдать нереалистические произведения Грина. Ссылаясь на высказывания Ленина, Прохоров интерпретировал мечту и фантастику как двигатели общественной жизни.

Александр Грин иллюстрация феерия Алые паруса

- Смотрите описание заправка картриджей выезд тут. -

Значительным событием в 1972 году стало появление сборника Воспоминания об Александре Грине под редакцией Владимира Сандлера. В сборник вошел целый ряд мемуарных очерков людей, лично знавший писателя в разные годы, а также отрывки из воспоминаний Веры Калицкой (первой супруги Грина) и Нины Николаевны Грин. Сборник дополняет исследование самого Сандлера «Вокруг Александра Грина» - подборка и анализ ценных документальных материалов, связанных с биографией писателя. Многие из них (такие, как фрагменты воспоминаний Веры Калицкой) до сих пор являются уникальными публикациями, несмотря на идеологическую избирательность составления, о причинах которой мы говорили выше.

В один год с Воспоминаниями об Александре Грине появилась и монография Л. Михайловой Александр Грин: Жизнь, личность, творчество [64]. По характеру и стилю эта книга скорее напоминала художественный очерк, чем аналитическую работу. Она активно поддерживала миф о Грине как о революционном романтике и писателе для юношества.

В 1975 году появилась исследовательская монография В. Харчева Поэзия и проза Александра Грина [65]. Несмотря на идеологический прессинг тех лет, эта работа и поныне является одной из самых содержательных гриноведческих работ. Автор сделал попытку исследования внутренней поэтики гриновских текстов, опираясь на образную систему произведений и особенности художественного стиля.

В 1976 году выходит также значительная публикация Мариэтты Чудаковой «Присутствует Александр Грин» [66] - правда, ей нашлось место не в академических изданиях, а в популярном журнале Сельская молодежь, далеком от филологических проблем. Этот факт свидетельствует об общем отношении к политически незаангажированной литературной мысли.

В 1972 году увидела свет другая серьезная и едва ли не самая глубокая гриноведческая статья 70-х годов: статья Сергея Антонова в журнале Новый мир, посвященная психологическому и филологическому анализу теста рассказа Грина «Возвращенный Ад» [67].

Начало 80-х годов, ознаменованное 100-летним юбилеем со дня рождения писателя, породило и определенный всплеск общественного и литературоведческого интереса к творчеству Грина. В 1980-м году была переиздана книга Михайловой под новым названием Александр Грин [68] и издан библиографический указатель под редакцией Ю. Киркина [69]. В том же, юбилейном для Грина году, в журнале Новый мир была опубликована большая статья Владимира Амлинского «В тени парусов: Перечитывая Александра Грина». Среди идеологически-приглаженных официозных выступлений слово Амлинского прозвучало искренно и свежо.

В 1983 году в свет вышло исследование Н. Кобзева Роман Александра Грина [70] – знаковое событие, так как Кобзев оказался одним из самых активных политических мифотворцев в гриноведении. Он приложил значительные усилия к тому, чтобы Грин был зачислен в ряды революционных романтиков и борцов с капитализмом. Трактовки Кобзева являются классическим примером социально-вульгаризированного взгляда на гриновское творчество.

В конце 80-х годов в гриноведении продолжали сосуществовать два направления: социально-политический стиль, направленный на выявление в творческом наследии Грина нужных идеологических мотивов, и более сдержанный тон, сосредоточенный на исследовании поэтики гриновских текстов. Публикации и исследования И. Дунаевской [71] (Рига, 1988) и Т. Загвоздкиной [72] (Москва, 1985), Н. Медведевой [73] (Москва, 1984) относятся к последнему типу.

Отдельно следует отметить опубликование в 1988 году серии статей (вернее даже сказать – целой книги в статьях) Юлии Первовой «Алые паруса в сером тумане» [74]. Публикация была посвящена судьбе Грина, Нины Николаевны Грин и истории создания музея Грина. Статья Первовой ошеломила читателей рассказом о жестокой травле, организованной органами госбезопасности, которой подвергалась вдова Грина вплоть до самой смерти в 1970 году. В публикации много говорилось об отношении партийной номенклатуры к творчеству писателя, что ярко иллюстрирует и изнутри вскрывает механизм создания идеологического мифа о Грине.

Публикации последующего десятилетия - 90-х годов - продолжали доказывать, насколько благотворно снятие идеологического прессинга влияет на развитие гриноведения. В 1993 году была опубликована работа Е. Иваницкой Мир и человек в творчестве Грина [75], в которой был представлен оригинальный взгляд на образную экологическую систему в произведениях писателя. В 1994 году была издана полная версия Воспоминаний об Александре Грине Нины Николаевны Грин, ранее не публиковавшаяся по цензурным соображениям. Инициатором и автором предисловия к книге стал упомянутый гриновед Кобзев. Это, однако, не помешало ему продолжить рассматривать творчество Грина с социально-политических позиций, что доказывают две его новые книги: Ранняя проза А.С. Грина [76] и Новелла Александра Грина 20-х годов [77].

В 2000 году отдельным изданием вышли материалы «Гриновских чтений» [78] - международной конференции, проходившей в Феодосии в 1998 году, статьи из которого будут неоднократно цитироваться в данной работе.

Необходимо также отметить, что за три последних десятилетия было защищено более пятнадцати диссертаций, посвященных творчеству Грина. Кроме того, часто появлялись отдельные гриноведческие эссе: как в виде журнальных публикаций, так и в составе сборников литературоведческих работ. В этом ряду мы отметим такие работы, как «Финал романа А. Грина «Блистающий мир» в аспекте читательской репрезентации» в книге И. Карпова Автор в русской прозе: Очерки в типологии авторства [79], развернутую статью-эссе «Настоящая, внутренняя жизнь» в сборнике работ Ковского Реалисты и романтики: из творческого опыта русской советской классики, статью Ю. Царьковой «В уме своем я создал мир иной…» [80] и публикацию Е. Яблокова «Александр Грин и Михаил Булгаков» [81] в периодическом издании Филологические науки. Кроме того, в августе 2002 года вышло новое исследование Царьковой «Дорога к Алым парусам», цитируемое в данной работе по его электронной версии. В 2003 году Царькова продолжила свою гриноведческую деятельность новой статьей в журнале Вопросы литературы. [82].

В производстве и ремонте оборудования используйте только качественные материалы! Фторопласт, Текстолит, Стеклотекстолит, Капролон, Паронит, Изолента, Оргстекло и мн.др. приобретайте в компании МИГ СЕРВИС Цены Вас приятно удивят! Отгрузка со склада в Санкт-Петербурге во все регионы России!

на верх страницык содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)