Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Литературная критика - Репрезентация творчества Александра Грина в СССР
к содержанию

3. Грин и философская мысль его времени

Перелом столетий ознаменовался взрывом новых идей и художественных направлений. Социальный и культурный кризис – наследие предыдущего века – породил отчаянные попытки осознать причины ситуации и спрогнозировать развитие не только европейской и, главным образом, русской культуры, но и всего человечества.

В России начала двадцатого века, в предощущении надвигающихся грозных событий философские споры стали непременным атрибутом всякого интеллигентного собрания. В стране, где царила атмосфера приближающегося апокалипсиса, специализированные философские издания приобрели широкую популярность, а так называемые «толстые журналы» непременно включали в себя раздел, посвященный философским проблемам. Таким образом, можно утверждать, что философия в России времен юности Грина отнюдь не была уделом интеллектуальной элиты. Имена Канта, Маркса, Ницше одновременно с именами Толстого, Достоевского и Соловьева стали достоянием широкой общественности.

В ту пору русская философия переживала эпоху расцвета. В ней четко выделились две тенденции: исторически-позитивистская («канонизированная» после октябрьской революции) и религиозно-иррациональная (впоследствии - философия русской иммиграции). Марксисты-позитивисты видели спасение единственно в человеческом разуме, в науке и социальном переустройстве. Иррационалисты предупреждали о губительности современной европейской цивилизации, которая отделила человека от Бога. Внутри каждой тенденции существовало огромное количество течений, и каждый значительный философ представлял свое видение ситуации. Более того – каждый мыслящий человек выдвигал свои собственные интерпретации тех или иных учений.

Александр Грин иллюстрация феерия Алые паруса

--

Было бы преувеличением говорить о систематическом увлечении Грина философией как таковой. Все образование Грина сводилось к городскому реальному училищу в Вятке – пробелы заполнялись несистематическим чтением самой разнообразной литературы, преимущественно беллетристики. Однако и беллетристика того времени носила яркий отпечаток интенсивной философской мысли. Русская литература и философия оказались в неразрывной связи. Философы часто заимствовали идеи из художественных текстов, а литераторы основывали свои произведения на философских идеях – утверждая их или опровергая.

Так, в пору «босячества» Грина одним из его любимых писателей был Горький – на которого, в свою очередь, глубоко повлияли идеи Фридриха Ницше. Само босячество как культурно-социальный феномен в России рассматривалась как крайняя форма ницшеанства [54]. Начав писать, Грин все еще, по-видимому, находился под влиянием идей Ницше. Вступление в революционную партию эсеров, проповедовавшую насилие и терроризм во благо будущего, вероятно, продолжило знакомство Грина с интерпретациями учения Ницше. Кроме того, Грин ознакомился с экономическим и философским учением Карла Маркса, на котором официально основывалось идеология эсеров [55]. Имя Маркса неоднократно фигурирует в ранних гриновских рассказах [56]. Впрочем, нельзя сказать, что рационализм и позитивизм Маркса серьезно волновал Грина.

Как активный читатель и, впоследствии, автор «толстых журналов» Грин не мог стоять в стороне от «роковых вопросов» времени (или «проклятых вопросов», как их называли символисты). Его увлечение символистской поэзией, особенно Брюсовым и Блоком, вплотную приближало Грина к идеализму Владимира Соловьева и его последователей: Павла Флоренского, Сергея Булгакова и Дмитрия Мережковского. Символ вечной женственности, гармонии и мудрости, воплощенный в Софии Вл. Соловьева и Прекрасной Даме Блока, занимает центральное место в художественно-философской системе Грина.

Писатель, как уже было сказано выше, не был серьезно увлечен философскими учениями вне области художественного слова. Он чутко реагировал лишь на поэтические образы, заключающие мысль. Поэтому вполне вероятно, что Грин совсем не изучал или мало изучал труды Вл. Соловьева, предпочитая их поэзии символистов. Однако в то же время творчество Грина несомненно находилось в струе модернистской идеалистической философии, возможно даже под знаком интуитивизма. В первые десятилетия ХХ века этот термин воспринимался как «пароль молодого философского движения в России» [57].

Ключевым фактором для русской модернистской идеалистической философии – от Вл. Соловьева до Николая Бердяева – был вопрос религиозного сознания. Как правило, все иррациональные учения, отрицающие позитивизм, базировались на тех или иных понятиях христианской религии, в ней находя путь и спасение. Божественная София Вл. Соловьева отождествлялась Иисусом Христом, с Троицей, была символом мироздания и новой церкви. В том же ключе – в поиске новой религиозной идеи, создавая новые интерпретации образа Спасителя, Софии, Логоса – мыслили практически все русские философы-идеалисты. Грин, редко напрямую обращавшийся к христианской символике в своих произведениях, создал образ Вечной Девушки, заключающей в себе гармонию и тайну мироздания.

Таким образом, мы можем утверждать, что интересы и пристрастия Грина-человека и Грина-художника находились прежде всего в следующих областях:

  • ницшеанское учение о сверхчеловеке, на основе которого Грин создал собственную интерпретацию образа сильной или «богоподобной» личности;

  • идеалистическое направление в русской философии и литературе, представленное Вл. Соловьевым, Флоренским и С. Булгаковым с одной стороны, Блоком и Брюсовым – с другой. Для Грина литературное выражение идеи превалировало над интеллектуально-философским ее основанием.

  • интуитивизм и иррационализм как единственно возможные средства познания окружающего мира. Вероятно, отсюда возник интерес Грина к парапсихологическим опытам.

Костромские музеи и памятники архитектуры

на верх страницык содержанию - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)