Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Каюта капитана - Возвращение писателя А. Грина к морю - Музей-корабль
Переезд на юг - Гости писателя - Взлёт фантазии - Дорога в никуда - Никуда не выходя

Корабельный штурвал и компас - музей Грина - Феодосия

При жизни Грина это произведение не встретило у критики ни одного положительного отклика. Автора обвиняли в «ходульности», в «сусальных переживаниях», а один из критиков выразился о романе совершенно категорично: «Никудышняя дорога». Недоброжелательные оценки романа объяснялись сложной обстановкой, которая сформировалась во второй половине 1920-х годов в литературных кругах. В это время особое значение приобрела Российская ассоциация пролетарских писателей (РАПП), которая практически стала во главе литературного процесса. В деятельности этой организации было допущено много ошибок, что впоследствии привело к ее роспуску.

Рапповцы оценивали произведения литературы с вульгарно-социологических позиций. В угоду сиюминутным нуждам от писателей требовали отражения только событий текущей жизни. Реализм признавался единственным допустимым и возможным художественным методом. Естественно, что в такой ситуации Грину становилось все труднее «протаскивать свои произведения сквозь Дантов ад издательств», как выразился он в одном из писем. Роман «Бегущая по волнам» был напечатан спустя два года после создания. Долго не могла найти пристанища «Джесси и Моргиана». Некоторые из гриновских рассказов, которые теперь входят во все его сборники, признавались слабыми и появились в печати уже после его смерти. Все письменные обращения А. С. Грина в редакции с просьбой объяснить задержку публикаций его произведений оставались без ответа.

И все-таки самобытное творчество писателя находило своих приверженцев и ценителей. В гриновском фонде РГАЛИ хранится несколько читательских писем, где выражена благодарность и признательность за его книги. Поддерживали писателя и его товарищи по перу. Когда в 1928 году на одном из «Никитинских субботников» (литературное объединение с правом издания рукописей) А. С. Грин читал отрывки из романа «Бегущая по волнам», мнение было единодушным: «это настоящее, неподдельное искусство». Восторженную оценку этому роману дал поэт Георгий Шенгели.

Писатель Иван Алексеевич Новиков в письме к Грину говорил об особой любви к гриновскому творчеству молодежи: «Марина (дочь И. А. Новикова.— Л. В.) захватила с собою Вашу «Дорогу никуда». Я даю ее с осторожностью, чтобы не потерять. Но нельзя не дать потому, что эти молодые читатели любят Вас — очень, и эту книжку особенно. С ней спорит только «Бегущая по волнам».  Мнение читателей, поддержка товарищей по литературному делу давали А. С. Грину силу оставаться самим собой. Ему предлагали изменить свой творческий метод, а он, обращаясь за поддержкой к А. М. Горькому, говорил о принципиальной невозможности подобной метаморфозы: «Алексей Максимович! Если бы альт мог петь басом, бас — тенором, а дискант — фистулой, тогда бы установился желательный ЗИФу (издательство «Земля и фабрика» — Л.В.) унисон».

Его отказывались печатать, обвиняли в отрыве от действительности, а он отвечал на это рассказом о том, как нужен людям мечтатель-чудак, чье доброе сердце равно болит за тех, кто в опасном плавании, и за тех, кому предстоит испытать горечь утраты. Этот рассказ «Комендант порта» был написан в 1929 году, но писатель так и не увидел его напечатанным. В это же время (1929—1930 гг.) А. С. Грин создает рассказы «Пари», «Бархатная портьера», «Зеленая лампа», повесть для юношества «Ранчо «Каменный столб».

Несмотря на притеснения рапповских критиков, писатель продолжал работать. Горечь и боль прорывались только в письмах к друзьям: «Дорогой Иван Алексеевич! Оба письма Ваши я получил и не написал Вам доселе лишь по причине угнетенного состояния, в котором нахожусь уже два месяца. Я живу, никуда не выходя, и счастьем почитаю иметь изолированную квартиру. Люблю наступление вечера. Я закрываю наглухо внутренние ставни, не слышу и не вижу улицы. Мой маленький ручной ястреб — единственное «постороннее общество», он сидит у меня или у Нины Николаевны на плече, ест из рук и понимает наш образ жизни». Квартира, которая упоминается в письме к И. А. Новикову, находилась в доме по улице Верхне-Лазаретной, 7 (ныне улица Куйбышева, 31).

В «Каюте капитана» представлена фотография этого дома, он и поныне сохранился, там сейчас установлена мемориальная доска. Грин поселился в этом доме в апреле 1929 года. Квартира на Верхне-Лазаретной была совершенно изолированная, с отдельным входом, что особенно устраивало писателя, стремившегося к уединению. Это была последняя феодосийская квартира Грина. Он прожил там до ноября 1930 года, вплоть до своего отъезда в Старый Крым.

Переезд на юг - Гости писателя - Взлёт фантазии - Дорога в никуда - Никуда не выходя
на верх страницы - назад в Музей-корабль - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)