Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Каюта капитана - Возвращение писателя А. Грина к морю - Музей-корабль
Переезд на юг - Гости писателя - Взлёт фантазии - Дорога в никуда - Никуда не выходя

Каюта капитана - музей Грина - Феодосия

Не раз замечено, что, попадая в музей, солидные взрослые люди вдруг становятся похожими на детей. Им хочется самим услышать звон рынды, как можно ближе рассмотреть клипер, обязательно дотронуться до ростры бригантины...

«Детское живет в человеке до седых волос», — говорил Грин. Писатель вкладывал в это понятие свое особое значение. «Детское» по Грину — значит лучшее в человеке: чистота и искренность чувств, свежесть восприятия, вера в необычное и удивительное. Эту «детскость души» возрождают в читателях гриновские книги, этому способствует музей. Среди его комнат-кают наиболее экзотическая и таинственная — «Каюта капитана». Здесь воссоздан уголок капитанской каюты — словно ожившая иллюстрация к роману «Бегущая по волнам».

Старинный медный иллюминатор, полка с книгами, барометр, подзорная труба... На столе морские приборы, карта-лоция, над которой чуть покачивается керосиновая лампа... У стола — два кресла, на одном лежит капитанская фуражка. Создается такое ощущение, что капитан вышел и скоро вернется сюда... Именно в этой комнате была рождена «Бегущая по волнам», произведение, в котором таинственная и влекущая мелодия моря звучит с особенной силой. Море было рядом. Грин мог теперь встречаться с ним каждый день. Писатель поселился в Феодосии. «В этом поступке Грина,— писал К. Г. Паустовский,— отразился верный инстинкт писателя: приморская жизнь была той реальной питательной средой, которая давала ему возможность выдумывать свои рассказы».

Идею переезда на юг, в Крым, одобрила жена Грина, которая стремилась создать писателю лучшие условия для работы. С Ниной Николаевной Мироновой Грин встретился впервые в 1918 году в редакции газеты «Петроградское эхо», где она тогда работала. 8 марта 1921 года Нина Николаевна стала его женой. С тех пор ежегодно в этот день Грин приносил ей стихи, преисполненные любви и благодарности, а однажды написал восторженное письмо: «Ты дала мне столько радости, смеха, нежности и даже поводов иначе относиться к жизни, чем было у меня раньше, что я стою, как в цветах и волнах, а над головой птичья стая... На сердце у меня весело и светло».

Грин приехал в Феодосию 10 мая 1924 года вместе с женой и ее матерью Ольгой Алексеевной Мироновой. Поселились в гостинице «Астория», расположенной рядом с вокзалом. Спустя две недели они нашли небольшую комнату в доме по Симферопольскому переулку (ныне пер. Свердлова), где жили до сентября. В сентябре 1924 года сняли квартиру в доме по улице Галерейной, 8 (ныне 10), где прожили, по словам Нины Николаевны, «четыре хороших ласковых года». Уже первое знакомство с Феодосией по-настоящему обрадовало Грина, заставив воскликнуть: «Молодец, Александр Степанович! Вот здесь мы попишем!»

Небольшой приморский город жил своей особенной южной жизнью. Смесь различных наречий, цветистость одежд, живописная пестрота рынка — все это придавало ему совершенно особый праздничный колорит. Покоряла самобытная архитектура старинных зданий, узкие улочки Карантина, развалины генуэзской крепости, море, окружавшее Феодосию почти со всех сторон... Особую роль в жизни города играл порт, куда заходило множество судов из самых разных гаваней мира. Феодосию не случайно называли в те годы «хлебными воротами Крыма».

«Здесь, в порту, кипела будничная суета. Огромные иностранные пароходы, пришедшие за зерном, стояли на рейде. По жарким улицам, покрытым жидкой тенью пропыленных акаций, проходили шумными группами английские, итальянские, греческие моряки. В кабачках завывали молдаванские скрипки. Рыбаки сушили на песчаных отмелях свои сети». В воспоминаниях В. А. Рождественского, посетившего Феодосию в конце 1920-х годов, великолепно передана живая обстановка приморского города, во многом созвучная настроению гриновских книг. В «Каюте капитана» представлены виды Феодосии: порт с множеством судов, старые улицы, невысокие дома под черепичной крышей... Но «гриновскую Феодосию» можно увидеть не только на фотографиях. Окраины города, особенно Карантин, до сих пор хранят аромат старины.

Извилистые улочки, сбегающие к морю, площадь Фонтанная, которая в радиусе едва ли достигнет двух метров, овраги с перекинутыми через них деревянными мостиками — все это сохранилось и поныне. Здесь можно часто встретить людей с этюдниками, фотоаппаратами, это любимое место кинематографистов. Грин бывал здесь не раз, когда навещал художника К. Ф. Богаевского или просто бродил по городу, впитывая картины пестрой южной жизни. Его часто видели в порту, где он подолгу стоял, наслаждаясь любимой с юности атмосферой кипящего портового дня…

По утрам Грин заходил на причал, где феодосийские мальчишки удили рыбу. И многие из них, ставшие уже давно совсем взрослыми, помнят этого высокого молчаливого человека в темном костюме, который стоял рядом, наблюдая за рыбной ловлей. Иногда молча брал из рук кого-нибудь удочку, помогая забросить ее.

Переезд на юг - Гости писателя - Взлёт фантазии - Дорога в никуда - Никуда не выходя
на верх страницы - назад в Музей-корабль - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)