Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Н. Н. Грин - Из записок об А. С. Грине
назад :: вперёд :: содержание

Через неделю Александр Степанович и мама, усталые от ежедневной сутолоки и разговоров, стали всё спускать за гроши, дабы скорее кончить. Управдом тоже что-то затягивал с продажей квартиры, говоря, что хочет найти хорошего покупателя. В результате у нас на руках оказалось очень немного денег, значительно меньше, чем мы ожидали.

Александр Степанович рыскал по редакциям, собирая авансы. Съездил на два дня в Москву, раздобыл билеты до Феодосии. Это нас очень подбодрило, так как, соприкоснувшись с перекупщиками, мы поняли, что надежды на порядочные деньги не оправдаются.

И всё же, несмотря ни на что, мы все трое были полны блаженного нетерпения. Казалось нам, что все тяготы жизни останутся здесь, в Петрограде.

Наступало 6 мая (по старому стилю 23 апреля). Этот день Александр Степанович выбрал для отъезда. «23» — его любимое число. Накануне вечером поехали прощаться с Верой Павловной и Горнфельдом.

Всё сложено, зашито, обвязано. Собираю последние мелочи в дорогу, мама допекает пироги, Александр Степанович перебирает свои бумаги, грудкой сложенные им на окно. Многое рвет и бросает в печь. В это время приходит попрощаться услышавший от кото-то о нашем отъезде на юг доктор Студенцов(22). Это старый-старый знакомый Грина, изредка бывавший у нас. Александр Степанович относится к нему дружески, тепло. Усаживаемся за последнее - "на дорожку" - чаепитие с горячими пирожками. Затем Александр Степанович завёртывает рукописи в газеты, - получаются два разной величины пакета. Укладывает их в свой дорожный сак, но оба они в нём не помещаются. Я хочу перепаковать их на более мелкие части, тогда будет удобнее уложить, но Александр Степанович не соглашается:

- Вот ещё, снова развязывать, возиться, пусть сак не закрывается, мы ручки верёвочкой свяжем.
- А это что - твоё письмоводство? - спрашивает Студенцов.
- Да, пожёг кое-что ненужное, а это оставил, жаль жечь. Да, вот что, Николай Павлович, сделай одолжение, забери небольшой пакет, похрани его у себя. Мы же будем приезжать в Петроград и тогда заберём его, или ты вышлешь его нам почтой. Не затрудник это тебя?

Студенцов с искренним удовольствием согласился сохранить у себя пакет. Александр Степанович передал ему меньший, перевязанный верёвочкой, пакет с рукописями. Студенцов тепло попрощался с нами и ушёл. Следом пришёл дворник, нанимавший извозчика, а за ним поэт Пяст и люди, купившие оставшуюся мебель.

--

Последняя суета, и мы едем на Октябрьский вокзал. Едем с лёгкой душой. Багаж наш невелик - пудов пятнадцать на троих, сдаём его в багажный вагон; в руках только три саквояжа да корзинка с едой.

10 мая 1924 года. Ранним утром подъезжаем в Феодосии. Первое впечатление приятное. Вокзал невелик, изящен. Прямо пахнет морем и цветущими белыми акациями. Мы на юге, навсегда.

Поселяемся во втором этаже гостиницы "Астория", напротив возала и моря. Оно видно из большого окна нашего номера, оно - синее-синее, не как северное - серо-зелёное. Под окном шумит толпа идущих на вокзал с базара. Несут корзины с продуктами, судаков за морды, кур, пучком связанных за ноги, вниз головой.

— Вот чертовский народ, хотел бы я потаскать их так, что бы они тогда запели, — сказал Александр Степанович.

Идем втроем на базар Он живописен и весел, как все южные базары, но, конечно, не так красив, каксева стопольский. Дешевизна его нас потрясает. Мама удовлетворенно вздыхает, она впервые на юге. «Да, тут жить, слава богу, можно».

Прожив недели две в гостинице, стали искать комнату. О квартире, как мы соображали по наличному капиталу, пока не приходилось думать. Деньги, несмотря на дешевизну, таяли, как снег весной. Нашли недорогую комнату вблизи от моря, заплатили за два месяца вперед и зажили своей новой южной жизнью.

назад :: вперёд :: содержание


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)