Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Автобиографическая повесть. Охотник и матрос
дальше :: к содержанию

Может быть, следует упомянуть, что я не посещал начальной школы, так как меня учили писать, читать и считать дома. Отец временно был уволен со службы в земстве, и мы прожили год в уездном городе Слободском; тогда мне было четыре года. Отец служил помошником управляющего пивным заводом Александрова. Мать стала учить меня азбуке, я скоро запомнил все буквы, но никак не мог постигнуть тайну слияния букв в слова. Однажды отец принёс книжку "Гулливер у лилипутов" с картинками, - крупным шрифтом, на плотной бумаге. Он посадил меня на колени, развернул книжку и сказал:

- Саша, давай читать. Это какая буква? - "М". - А эта? - "О". - Верно. Как сказать их сразу?

В моем уме вдруг слились звуки этих букв и следующих, и, сам не понимая, как это вышло, я сказал: «море». Так же сравнительно легко я прочел следующие слова, не помню, какие, — и так начал читать. Арифметика, которой начали меня учить на шестом году, была куда более серьезным делом; однако я научился вычитанию и сложению.

Городское училище было грязноватым двухэтажным каменным домом. Внутри тоже было грязно. Парты изрезаны, исчерчены, стены серы, в трещинах, пол деревянный, простой, — не то что паркет и картины реального училища. Здесь встретил я многих пострадавших реалистов, изгнанных за неуспешность и другие художества. Видеть товарищей по несчастью всегда приятно. Был тут Володя Скопин, мой троюродный, по матери, брат; рыжий Быстров, удивительно лаконичному сочинению которого: «Мед, конечно, сладок» — я одно время страшно завидовал, тщедушный, дурашливый Дёмин, еще кое-кто.

Вначале, как падший ангел, я грустил, а затем отсутствие языков, большая свобода и то, что учителя говорили нам «ты», а не стеснительное «вы», начали мне нравиться. По всем предметам, за исключением закона божьего, преподавание вел один учитель, переходя с одними и теми же учениками из класса в класс. Они, то есть учителя, иногда, правда, перемещались, но система была такая.

В шестом классе (всего было четыре класса, только первые дна делились каждый на два отделения) среди учеников были «бородачи», «старики», упорно путешествовавшие по училищу сроком на два года на каждый класс. Там происходили бои, на которые мы, маленькие, взирали с трепетом, как на битву богов. «Бородачи» дрались рыча, скакали но парчам, как кентавры, нанося друг другу сокрушительные удары. Драка вообще была обычным явлением. В реальном драка существовала как исключение и преследовалась очень строго, а здесь на всё смотрели сквозь пальцы. Дрался и я несколько раз; в большинстве случаев били, конечно, и меня.

Отметка моего поведения продолжала стоять в той норме, которую мне определила судьба ещё по реальному училищу, редко поднимаясь до "4". Зато гораздо реже оставляли меня "без обеда". Преступления всем известные. Беготня, возня в коридорах, чтение за уроками романа, подсказывание, разговоры в классе, передача какой-нибудь записки ил рассеянность. Напряжённость жизни этого заведения была так велика, что даже зимой, сквозь двойные рамы, на улицу вырывался гул, подобный грохоту паровой мельницы. А весной, с открытыми окнами... Лучше всех об этом выразился Деренков, наш инспектор.

- Постыдитесь, - увещевал он галдящую и скачущую ораву, - гимназистки давно уже перестали ходить мимо училища... Ещё за квартал отсюда девочки наспех бормочут: "Помяни, господи, царя Давида и всю кротость его!" - и бегут в гимназию кружным путём. Мы не любили гимназистов за их чопорность, щеголеватость и строгую форму, кричали им "Варёная говядина!" (В. Г. - Вятская гимназия - литеры на пряжке ремней), реалистам кричали: "Александровский вятский разбитый урыльник!" (А. В. Р. У. - литеры на пряжках), но к слову "гимназистка" чувствовали тайную, неутолённую нежность, даже почтение. Деренков ушёл. Помедлив полчаса, гвалт продолжался до конца дня.

С переходом на четвёртое отделение мои мечты о жизни начали определяться в сторону одиночества и, как прежде, - путешествий, но уже в виде определённого желания морской службы.

Моя мать скончалась от чахотки тридцати семи лет; мне было тогда тринадцать лет. Отец женился вторично, взяв за вдовой псаломщика её сына от первого мужа, девятилетнего Павла. Мои сёстры подросли старшая училась в гимназии, младшая - в начальной земской школе. У мачехи родился ребёнок.

--

Я не знал нормального детства. Меня безумно, исключительно баловали до восьми лет, дальше стало хуже и пошло всё хуже. Я испытал горечь побоев, порки, стояния на коленях. Меня, в минуты раздражения, за своевольство и неудачное учение, звали "свинопасом", "золоторотцем", пророчили мне жизнь, полную пресмыкания у людей удачливых, преуспевающих. Уже больная, измученная домашней работой, мать со странным удовольствием дразнила меня песенкой:

Ветерком пальто подбито,
И в кармане ни гроша,
И в неволе
Поневоле
Затанцуешь антраша!
Вот он, маменькин сыночек,
Шалопай зовут его;
Словно комнатный щеночек,
Вот занятье для него!

 

Философствуй тут как знаешь,
Иль, как хочешь, рассуждай,
И в неволе
Поневоле
Как собака, прозябай!

Я мучился, слыша это, потому что песня относилась ко мне, предрекая мое будущее. Насколько я был чувствителен, видно хотя бы из того, что, совсем маленький, я заливался горчайшими слезами, когда отец, в шутку, мне говорил (не знаю, откуда это):

И хвостом она махнула
И сказала. Не забудь!

Я ничего не понимал, но ревел. Точно так же, довольно было показать мне палец, сказав: «Кап, кап », как начинали капать мои слезы, и я тоже ревел.

дальше :: к содержанию


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)