Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев

Автобиографическая повесть. Бегство в Америку
дальше :: к содержанию

Потому ли, что первая прочитанная мной ещё пятилетним мальчиком, книга "Путешествие Гулливера в страну лилипутов" - детское издание Сытина с раскрашенными картинками, или стремление в далёкие страны было врождённым, - но только я начала мечтать о жизни приключений с восьми лет. Я читал бессистемно, безудержно, запоем. В журналах того времени "Детское чтение", "Семья и школа", "Семейный отдых" - я читал преимущественно рассказы о путешествиях, плаваниях и охоте.

После убитого на Кавказе денщиками подполковника Гриневского - моего дяди по отцу - в числе прочих вещей отец мой привёз три огромных ящика книг, главным образом на французском и польском языках, но было порядочно книг и на русском. Я рылся в них по целым дням. Мне никто не мешал. Поиски интересного чтения были для меня своего рода путешествием. Помню Дрэпера, откуда я выудил сведения по алхимическому движению средних веков. Я мечтал открыть "философский камень", делать золото, натаскал в свой угол аптекарских пузырьков и что-то в них наливал, однако не кипятил.

Я хорошо помню, что специально детские книги меня не удовлетворяли. В книгах "для взрослых" я с пренебрежением пропускал "разговор", стремясь видеть "действие" Майн Рид, Густав Эмар, Жюль Верн, Луи Жакольо были моим необходимым, насущным чтением. Довольно большая библиотека Вятского земского реального училища, куда отдали меня девяти лет, была причиной моих плохих успехов. Вместо учения уроков я, при первой возможности, валился в кровать с книгой и куском хлеба, грыз краюху и упивался героической живописной жизнью в тропических странах.

Всё это я описываю для того, чтобы читатель видел, какого склада тип отправился впоследствии искать место матроса на пароходе.

По истории, закону божию и географии у меня были отметки 5, 5—, 5+, но по предметам, требующим не памяти и воображения, а логики и сообразительности, — двойки и единицы, математика, немецкий и французский языки пали жертвами моего увлечения чтением похождений капитана Гаттераса и Благородного Сердца. В то время как мои сверстники бойко переводили с русского на немецкий такие, например, мудреные вещи «Получили ли вы яблоко вашего брата, которое подарил ему дедушка моей матери?» — «Нет, я не получил яблока, но я имею собаку и кошку», — я знал только два слова копф, гунд, эзель и элефант (1). С французским языком дело было еще хуже.

Задачи, заданные решать дома, почти всегда решал за меня отец, бухгалтер земской городской больницы, иногда за непонятливость мне влетала затрещина. Отец решал задачи с увлечением, засиживаясь над трудной задачей до вечера, но не было случая, чтобы он не дал правильного решения. Остальные уроки я наспех прочитывал в классе перед началом урока, полагаясь на свою память.

Учителя говорили: - Гриневский способный мальчик, память у него прекрасная, но он... озорник, сорванец, шалун.

Действительно, почти не проходило дня, чтобы в мою классную тетрадь не было занесено замечание «Оставлен без обеда на одни час», этот час тянулся как вечность. Теперь часы летят слишком быстро, и я хотел бы, чтобы они шли так шхо, как шли тогда. Одетый, с ранцем за спиною, я садился в рекреационной (2) комнате и уныло смотрел на стенные часы с маятником, звучно отбивавшим секунды. Движение стрелок вытягивало из меня жилы. Смертельно голодный, я начинал искать в партах оставшиеся куски хлеба, иногда находил их, а иногда щёлкал зубами в ожидании домашнего наказания, за которым следовал наконец обед. Дома меня ставили в угол, иногда били.

Между тем я не делал ничего выходящего за пределы обычных проказ мальчишек. Мне просто не везло: если а уроком я пускал бумажную галку - то или учитель замечал мой посыл, или тот ученик, возле которого упала сия галка, встав, услужливо докладывал "Франц Германович, Гриневский бросается галками!" Немец, высокий, элегантный блондин, с надвое расчесанной бородкой, краснел как девушка, сердился и строго говорил "Гриневский! Выйдите и станьте к доске". Или "Пересядьте на переднюю парту"; "Выйдите из класса вон", - эти кары назначались в зависимости от личности преподавателя.

--

Если я бежал, например, по коридору, то обязательно натыкался или на директора, или на классного наставника опять кара. Если я играл во время урока в "пёрышки" (увлекательная игра, род карамбольного бильярда!), мой партнёр отделывался пустяком, а меня, как неисправимого рецидивиста, оставляли без обеда. Отметка моего поведения была всегда 3. Эта цифра доставляла мне немало слёз, особенно когда 3 появлялась, как годовая отметка поведения. Из-за неё я был исключён на год и прожил это время, не очень скучая о классе.

Играть я любил больше один, за исключением игры в бабки, в которую вечно проигрывал. Я выстругивал деревянные мечи, сабли, кинжалы, рубил ими крапиву и лопухи, воображая себя сказочным богатырём, который один поражает целое войско. Я делал луки и стрелы, в самой несовершенной, примитивной форме, из вереса и ивы, с бечёвочной тетивой; стрелы же, выструганные из лучины, были с жестяными наконечниками и не летали дальше тридцати шагов.

На дворе я расставлял, стоймя, поленья шеренгами - и издали поражал из каменьями, - в битве с не ведомой никому армией. Из изгороди огорода я выдёргивал тычины и упражнялся в метании ими, как дротиками. Перед моими глазами, в воображении, вечно были — американский лес, дебри Африки, сибирская тайга. Слова «Ориноко», «Миссисипи», «Суматра» звучали для меня как музыка. Прочитанное в книгах, будь то самый дешевый вымысел, всегда было для меня томительно желанной действительностью.

Делал я также из пустых солдатских патронов пистолеты, стреляющие порохом и дробью. Я увлекался фейерверками, сам составлял бенгальские огни, мастерил ракеты, колеса, каскады; умел делать цветные бумажные фонари для иллюминации, увлекался переплетным делом но больше всего я любил строгать что-нибудь перочинным ножом, моими изделиями были шпаги, деревянные лодки, пушки. Картинки для склеивания домиков и зданий во множестве были перепорчены мной, так как, интересуясь множеством вещей, за всё хватаясь, ничего не доводя до конца будучи нетерпелив, страстен и небрежен, я ни в чем не достигал совершенства всегда мечтами возмещая недостатки своей работы. Другие мальчики, как я видел, делали то же самое, но у них всё это, по-своему, выходило отчетливо, дельно. У меня — никогда.

дальше :: к содержанию


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)