Музей Грина
Музей Грина адрес

Гостевая книга музея Грина
Музей-корабль Александра Грина
Переезд А. Грина в Старый Крым
Музейная библиотека А. Грина
Полная биография жизни и творчества Александра Грина
Автобиография Александра Грина
Воспоминания о А. С. Грине

История создания музея Александра Грина в Феодосии
Выставки в музее Грина

Музеи Грина в других городах
Литературная критика творчества А. Грина

Библиография Александра Степановича Грина
Фильмы по творчеству Александра Грина

Ссылки на сайты музеев
Выставочная деятельность музея Грина - Архив выставок

Красота и изящество простых вещей и "Homo visibilis"

Как мало в этой жизни надо
Нам, детям, — и тебе и мне.
Ведь сердце радоваться радо
И самой малой новизне.
Случайно на ноже карманном
Найди пылинку дальних стран -
И мир опять предстанет странным,
Закутанным в цветной туман! А.Блок

В феодосийском музее Александра Грина открылась новая выставка: новые работы, новые радости, новые эмоции. Сейчас, когда само мироздание говорит с нами о вечном круговороте жизни, экспозиция выставки "Порядок вещей" органично вписалась в прощальную красу природы, прозрачность воздуха и неспешность крымского бытия. Сергей Гнедой в нашем музее выставлялся два года назад, и представил выставку аналоговой фотографии: "Остров Сицилия – полуостров Крым". Каждый раз его выставка становится откровением, тихой радостью и возвращением к истокам чего-то детского и светлого. В этот раз его произведения напомнили о дуальности мира: с одной стороны – детское восприятие жизни – с другой древнее японское дзен-искусство ваби-саби.

Когда я рассматривала его натюрморты, они неожиданно вернули меня в детство. Современные дети, наверное, и не знают, что когда-то их мамы и бабушки делали "секретики". Выкапывалась ямка, выстилалась конфетной фольгой и на неё выкладывались детские сокровища: бусинка, перышко, стеклянный шарик, красивая пуговица, конфетный фантик. Всё это закрывалось стеклышком и прикрывалось травой, землей, листьями. Показывались эти "секретики" только друзьям. И мне вдруг показалось, что именно такие, чудесные "секретики", как своим самым лучшим друзьям, показывает нам автор.

Александр Грин говорил: "Детское живет в человеке до седых волос". Но я прекрасно понимаю, что человек образованный, умудренный жизненным опытом и хорошо знакомый с искусством, никогда не останется на уровне ребенка. А если он, как Сергей Гнедой, обладает еще и глубокой внутренней культурой, и интеллигентностью, то его познания, так или иначе, отразятся в его творчестве. Поэтому некоторое влияние японской философии дзен, безусловно, присутствует в гармоничных и строгих натюрмортах автора. Частью дзен является вати-саби – воплощение красоты, которая лежит в переходе между приходящим и уходящим, между радостью и меланхолией, соседствующими в любом проявлении жизни. Дзен избегает самокопания и интеллектуализации и выражается в чистых и простых формах, "меланхолической красоте" природы, в недостатках и несимметричности предметов, в понимании недолговечности жизни и постоянном обновлении, в чистоте естественного несовершенства.

--

Сам он пишет в аннотации к выставке: "Моим любимым занятием с детства было рассматривание предметов или их изображений. Sill life – тихая жизнь вещей – манила к себе, как свет лампы в ночном окне. В конце концов это наваждение превратилось в осознанную форму фотографических опытов: выстраивание композиции, съёмка, получение отпечатка. Зрителю достается отпечаток, его " тихая жизнь". Что прочитает он в двумерном пространстве бумажного листа? Будет ли также поражён округлостью камня, пластикой сухого листа или невесомостью пера? Кто знает. Авторский посыл обращён к человеку смотрящему, рассматривающему, Homo visibilis. Сохранился ли в природе этот вид, или уже канул в лету вместе с ненужными сегодня качествами и пристрастиями?..."

В книге отзывов есть ответ на этот вопрос автора – эти строки были написаны сразу после открытия выставки (стилистика сохранена):

"Восхищение и трепет. Аккуратно срезанные сектора реальности, ни на что не похожие. Я не знаю, живые Ваши фото или мертвые, сны, вырванные из художника или сюрреализм бытия, прорвавшийся в художнике. Я ухожу отсюда лучше, чем пришел!" Руденко С.К.

"В жизни никогда бы на это не обратила внимания. А здесь, в фотографиях – восхищение" г. Анапа.

"Не оторваться. Красота и изящество простых вещей. Спасибо" Семья Богдановых. Санкт-Петербург.

"Простота и глубина
Жизнь и смерть, глаза в глаза.
Моря синь и тишина,
Окна в сад – уже весна,
Гвоздь железный, легкий пух,
Не скрывая, мысли вслух…."
5.11.2015

Фотография сама по себе – состоявшееся чудо, не нуждающееся в дополнительном обосновании в том, что она – красота, она волшебна в том виде, в каком она есть, и с ее помощью можно исследовать разные стороны мира – и внешние, и внутренние. Но мастерство фотографа в том и состоит, чтобы показать нам эту красоту. И если у автора это получается, то это и есть успех. Около десяти лет назад москвич Сергей Гнедой переехал в небольшой провинциальный городок Боровск Калужской области, неспешное течение провинциальной жизни позволяет ему сосредоточиться на серьезном занятии фотографией и щедро делиться с нами своими творческими открытиями, помогая нам стать немного внимательнее к красоте мира и делая нашу жизнь светлее и лучше.

Ирина Панаиоти Ст.научный сотрудник музея

на верх страницы - на главную


 
 
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
 
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)